5 Месячный ребенок упал с дивана

Что делать, если ребенок упал с кровати

Что делать, если ребенок упал с кровати

Детки растут быстро, они удивляют своих родителей новыми умениями и возможностями. Еще вчера малыш просто лежал на спинке, а сегодня уже ловко переворачивается на животик. Новые способности ребенка не дают маме расслабиться. Может получиться так, что младенец неожиданно перевернется и свалится с кровати или столика для пеленания. Родители в таких ситуациях сильно переживают и не всегда понимают, что делать, если ребенок упал. Алгоритму действий в такой ситуации посвящена наша статья.

Без паники!

ребенок упал с кровати

Девиз «не паниковать» пригодится родителям детей любого возраста. Какой бы ужасной на первый взгляд не казалась ситуация, нужно сохранять спокойствие и думать в первую очередь о том, как помочь своему чаду.

Оцените ситуацию

ребенок упал с кровати что делать

Самым опасным последствием падения для малыша является травма головы. Также могут случиться ушибы или вывихи. Если падение произошло на глазах у мамы, ей проще понять, насколько серьезными могут быть его последствия. Но что делать, если ребенок упал, когда в комнате никого не было?

Осторожно возьмите ребенка на руки, положите на кровать и внимательно осмотрите на предмет видимых повреждений. Особенно тщательно проверьте голову. Если синяков и других явных повреждений нет, малыш быстро успокоился, ведет себя, как обычно, хорошо кушает и спокойно спит, вероятнее всего он в порядке. Почти все детки падают в первый год жизни, и природа предусмотрела для них защитные механизмы. Серьезные последствия – это скорее исключение из правил. Но убедиться, что с ребенком все хорошо нужно обязательно.

Ориентируйтесь по плачу

Упавший с кровати малыш в большинстве случаев заплачет. Плач в первые секунды говорит о том, что ребенок испугался неожиданного перемещения в пространстве. Если он быстро умолкнет и не будет проявлять признаков беспокойства, значит с ним все нормально.

Ребенок заплакал не сразу и долго не успокаивается — это тревожный сигнал. Малышу, скорее всего, больно. Необходимо обращаться за помощью.

Позвоните в скорую помощь

Если все же паника вас накрыла, малыш плачет, а вы совершенно растерялись, позвоните в скорую помощь. Оператору можно сказать прямым текстом о своем смятении и, что делать, если ребенок упал вы не понимаете. Опишите ситуацию. Специалист сможет дать вам дельный совет и прислать бригаду, если нужно.

Внимательно наблюдайте за ребенком

ребенок упал с кровати что делать

Не выпускайте малыша из поля зрения в первые часы после падения. Симптомы могут проявиться через некоторое время. Вялость, отказ от еды, нежелание двигаться – признаки черепно-мозговой травмы. Появление синяка на ручке или ножке при отсутствии иных симптомов не должно вызывать беспокойства, его можно быстро вылечить специальным средством. Но если впоследствии на головке возникнет мягкая шишка – везите ребенка к доктору.

О вывихе говорит невозможность опереться на ручку или ножку – в этом случае также нужна помощь медиков.В течение нескольких дней после падения наблюдайте за малышом, исключите активные игры и нагрузки.

Проверьте наличие признаков ЧМТ

ребенок упал с кровати что делать

Травма головы опасна для ребенка. Малыша обязательно нужно показать доктору, если он ударился головкой. Явными признаками черепно-мозговой травмы являются:

  • Нарушение сознания и расстройства речи
  • Сонливость – малышу нельзя дать уснуть до осмотра доктором
  • Продолжительные боли в области головы
  • Конвульсии и судороги – нужно положить малыша на плоскость и бережно удерживать до приезда врачей
  • Приступы рвоты – важно положить на бок и не дать захлебнуться
  • Потеря равновесия
  • Выделения из носика или ушек

Что делать, если ребенок упал и пострадал

ребенок упал с кровати что делать

Сохраняйте спокойствие! Если вы понимаете, что малыш пострадал, немедленно вызывайте врачей, но при этом разговаривайте с малышом ласково, негромко и спокойно. Вероятнее всего ребенку плохо, не стоит усугублять его состояние собственными переживаниями. Малыш эмоционально связан с мамой, ее страхи и волнение передадутся и ему.

Как предотвратить падение ребенка

что делать чтобы ребенок не упал с кровати

Предотвратить падение ребенка и минимизировать последствия, если таковое произойдет, не сложно.

Когда маме нужно выйти из комнаты и оставить малыша одного, его нужно переложить:

  • В кроватку с высоким бортиком или в манеж
  • На середину родительской кровати и по краю обложить подушками — способ подходит только для самых маленьких, резво ползающего младенца такой «кордон» не задержит, более надежной защитой станет специальное заграждение на кровать
  • На пол – тут падать некуда

Не оставляйте ребенка на пеленальном столике, он значительно выше кровати, падение с него очень опасно.

Эти простые действия помогут вам обезопасить малыша:

  • установите бортики на пеленальном столике;
  • не оставляйте малыша без присмотра;
  • наклоняясь за чем-либо перед столиком, всегда придерживайте младенца одной рукой;
  • проверьте крепления и надежность блокировки колес (если модель оснащена колесами);
  • следите за тем, чтобы матрасик либо одеяло на поверхности столика не соскальзывали;
  • уберите со стола детскую присыпку, чтобы малыш не смог просыпать ее на себя;
  • заранее подготовьте аксессуары для смены подгузника и сменную одежду;
  • не приобретайте столик с острыми углами;
  • не размещайте над столиком различные предметы мебели

Возьмите себе за правило даже дома пристегивать малыша в коляске или в стульчике для кормления.

Как только малыш начнет пробовать стоять, опустите дно кроватки — расстояние от матраса до верхнего края кроватки должно быть не менее 50 см. Так ребенок не сможет вывалиться в ваше отсутствие.

Каждый человек в детстве падает и не раз. Обычно все обходится без последствий, страдает только нервная система родителей. Если малыш упал, не нужно мучить себя чувством вины. Важно убедиться, что вся необходимая помощь ребенку оказана, и сделать работу над ошибками. То есть проанализировать произошедшее, понять причину и создать для малыша безопасную среду для развития.

А вы сталкивались с подобными проблемами? Поделитесь, пожалуйста, своим мнением и опытом!

Статья подготовлена в рамках реализации инициативы «Дети в безопасности» проекта «Профилактика неинфекционных заболеваний, продвижение здорового образа жизни и поддержка модернизации системы здравоохранения в Республике Беларусь» («БЕЛМЕД»), финансируемого Европейским Союзом и реализуемого ПРООН, ВОЗ, ЮНИСЕФ и ЮНФПА в партнерстве с Министерством здравоохранения Республики Беларусь. Публикация не отражает официальную позицию ЕС и ПРООН.

У ребенка травма: что делать?

Дети не умеют рассчитывать последствия своих действий, любопытны и не понимают когда надо остановиться в исследовании мира. Рассказываем, как уменьшить вероятность травмы и что делать, если такое произошло.

Как это происходит

Ежегодно в мире из-за случайной травмы умирают 830 тысяч детей . Половина случаев в нашей стране, по данным Росстата приходится на бытовые травмы, 34% на травмы на улице. У мальчиков травмы случаются чаще и последствия серьезнее. Обычно это связано с более высоким уровнем активности и социальным одобрением, родители реже ограничивают их исследовательские действия. Большая часть детских травм — поверхностные, около 15% приходится на вывихи и переломы рук и совсем незначительная часть на переломы ног и головы.

На первом месте по причинам — родительский недосмотр . Когда кажется, что ничего с ребенком не произойдет или взрослые недооценили опасность ситуации. Это подтверждают и наши эксперты.

«Детский травматизм и его предупреждение – серьезная проблема, — рассказывает детский травматолог-ортопед, хирург клиники “Фэнтези” Илья Зеленкин , — особенно в период школьных каникул, когда дети больше располагают​ свободным временем, чаще находятся на улице и остаются ​ без присмотра взрослых. Несмотря на большое разнообразие травм у детей, причины, вызывающие их, типичны. Прежде всего, это неблагоустроенность внешней среды, недосмотр взрослых, неосторожное, неправильное поведение ребенка в быту, на улице, во время игр, занятий спортом. Возникновению травм способствуют и психологические особенности детей: любознательность, большая подвижность, эмоциональность, недостаток жизненного опыта, а отсюда отсутствие чувства опасности».

В младенчестве чаще всего случаются падения с кровати или пеленального стола, на втором месте синдром «встряхнутого ребенка» , когда потерявший самообладание родитель, трясет ребенка при сильном плаче. В обоих случаях главная опасность — повреждение головного мозга и шеи.

Когда ребенок начинает ползать, то часто травмирует пальцы рук. Чтобы этого избежать, нужны стопоры в дверях и защита на ящиках. Стоит ребенку начать учиться вставать, то добавляются ушибы головы от неудачных попыток и мелкие травмы от встречи с внешним миром.

Как только ребенок начинает ходить, он может добраться до опасных предметов, поэтому после года дети могут проглотить взрослые таблетки, бытовую химию или забраться на шкаф. Также часто случаются ожоги .

Подросший ребенок чаще сталкивается с другими детьми на горке или падает с карусели на площадке. Также у многих появляются самокаты и беговелы, поэтому ребенка нужно сразу приучить кататься в шлеме и защите на коленях.

В школьном возрасте травматизм снижается, у детей появляется чувство опасности и нужные знания о мире, которые позволяют ребенку избежать травмы. Но при этом у ребенка часто появляется более скоростной транспорт: гироскутеры, мопеды и ролики, которые без защиты могут сильно травмировать подростка.

Как помочь при травме

При поверхностной ссадине:

– промыть ранку водой из-под крана или из бутылки, если это случилось на улице.

– обработать антисептиком , для этого подойдет перекись водорода, хлоргексидин или мирамистин.

– если ребенок гуляет на улице, то после обработки лучше заклеить ранку пластырем , чтобы уменьшить риск нагноения из-за попадания грязи. В домашних условиях лучше не заклеивать, так ссадина подсохнет на воздухе и заживет быстрее.

– если в рану могла попасть земля, а ребенок не привит от столбняка, то нужно срочно обратиться к педиатру или в травмпункт для экстренной профилактики.

Читайте также  2 Месячный ребенок сутки

– ранка требует наблюдения в течение нескольких дней. Если вокруг появилась краснота, место ссадины увеличилось или сочится гной, то скорее всего внутрь попала инфекция и нужно обратиться к хирургу.

« При любом ушибе, не лишним будет холодный компресс, — объясняет Илья Зеленкин, — он частично снимет болезненность и отечность. Обратитесь к врачу, если у ребенка долго не проходит боль или отек после ушиба.​ Если из раны идет кровь, то наложите давящую повязку из бинта/марли на область кровотечения и оказывайте на нее дополнительное давление в течение 1–2 минут. Если кровотечение все еще продолжается, добавьте еще марлю и продолжайте давить на рану еще около 5 минут. Также можно сделать повязку из эластичного бинта, наложив его на марлю, и дополнительно сдавить рану».

При сильном ушибе и подозрении на перелом, нужно обратиться за медицинской помощью, чтобы сделать рентген и убедиться, что кости целы.

«Если место повреждения очень болезненно, опухло или деформировано, оберните его полотенцем или мягкой тканью и сделайте шину из картона, фанеры или другого подходящего материала, чтобы зафиксировать конечность, — советует Илья Зеленкин. — Рука или нога не должна двигаться в суставах. Не пытайтесь выпрямить​ поврежденную конечность. На место травмы можно приложить лед, завернутый в полиэтилен и тонкую ткань, или сделать холодный компресс, но не более чем на 20 минут. Если кожа возле места травмы повреждена или вы видите торчащую кость, то прикройте рану чистой повязкой, сделайте шину и немедленно обратитесь за помощью. Если видимых повреждений нет, но конечность в области травмы холодная или обесцвеченная (синяя или бледная), вызывайте «скорую» не мешкая».

В каких случаях нужно обратиться в больницу, рассказывает педиатр GMS Сlinic Дарья Захарова :

– при травме головы (ребенок упал и ударился головой/ребенка ударили по голове или он сам ударился о какой-то предмет) – важно исключить наличие черепно-мозговой травмы. Срочно обратиться к врачу необходимо, если после травмы была кратковременная потеря сознания, а также, если в течение трех дней после травмы появились головная боль, тошнота/рвота, слабость и сонливость. В таком случае ребенка должны осмотреть невролог и офтальмолог, также может понадобиться рентген или компьютерная томография головы. Если после травмы ребенок чувствует себя хорошо, ему, всё равно, необходимо обеспечить спокойный режим, без физических нагрузок в первые 3 дня после травмы.

– при травмах конечностей стоит обратиться к травматологу, если ребенок жалуется на сильную боль, в месте травмы появился отек, изменился цвет кожных покровов, отмечается резкая боль при движении.

– при ушибах передней брюшной стенки (это может быть, например, удар футбольного мяча) важно обратить внимание на то, не появилась ли у ребенка слабость, бледность кожных покровов. В таком случае обращение к врачу и проведение УЗИ органов брюшной полости должно быть незамедлительным.

У маленьких детей заметить проблему сложнее, поэтому поводом для обращения к врачу будет любое изменение поведения ребенка после возможной травмы. Плохой или наоборот, слишком долгий сон, сильный плач без видимой причины, отказ от еды или рвота.

«Вызовите службу экстренной помощи сразу же, — рекомендует Илья Зеленкин, — если ребенок потерял сознание, бьется в судорогах, с трудом может поднять руку/ногу или улыбнуться, из ушей или носа выделяется кровь или водянистая жидкость, заговаривается и ведет себя неадекватно».

Чтобы ребенок меньше травмировался

В первую очередь, нужно его защищать. В маленьком возрасте следить, чтобы он не упал с высоты, поставить стопоры на двери и защиту на ящики, где хранятся опасные предметы. Оставлять ребенка одного можно только убедившись, что пространство вокруг него безопасно.

Но при этом стоит учить малыша последствиям действий. Аккуратно показывать, что плита горячая, а ящиком можно прищемить пальцы. Так образуются причинно-следственные связи и понятия об опасности.После нескольких повторений ребенок станет осторожнее.

Поэтому вредно постоянно держать ребенка в манеже или другом закрытом пространстве, а также надевать на здорового малыша пробковые шлемы для защиты затылка от падений. В дальнейшем это может привести к неосторожному поведению и увеличению травм.

Как говорит Илья Зеленкин, взрослые обязаны предупреждать возможные риски и ограждать детей от них. Но при этом важно не развить у ребенка чувства робости и страха, а, наоборот, внушить ему, что опасности можно избежать, если вести себя ​ правильно. Чем старше ребенок, тем важнее объяснить ему​ правила техники безопасности:

– находиться рядом с ребенком на территории игровой​ площадки и в транспорте.

– ожидая транспорт, стоять на хорошо освещенном месте рядом с людьми и всегда держать ребенка за руку.

– на остановках не поворачиваться спиной к дороге и не вставать в первом ряду нетерпеливой толпы с ребенком.

– при входе в транспорт, детей в возрасте до трех лет необходимо брать на руки и подобным образом из него выходить.

– очень важен личный пример поведения родителей на улице, в транспорте.

– обязательно нужно использовать средства защиты: шлем, налокотники, наколенники при катании на роликах, велосипеде,​ на катке.

Неуемную детскую энергию лучше направлять в нужное русло, заниматься спортом или танцами. Так ребенок научится управлять своим телом и группироваться при падениях — это уменьшает риски, несмотря на возможные спортивные травмы.

Также важно соблюдать режим сна и отдыха, невыспавшиеся дети хуже координируют свои действия и чаще травмируются.

«Активные прогулки и спорт помогают детям, у которых энергия бьёт через край, — рассказывает Дарья Захарова. Им сложно усидеть на одном месте, а когда это замкнутое пространство квартиры с множеством предметов, о которые ребенок может травмироваться, риск возрастает. Спорт и активные прогулки помогают ребенку избавиться от этого “избытка” энергии».

Упал с дивана и впал в кому. Красноярские врачи спасли 5-месячного малыша

Ярослава доставили спецбортом из Канска в Красноярск.

Маленький Ярослав из Канска только начал переворачиваться и однажды, когда взрослые на секунду отвлеклись, упал с дивана. Испуганные родители осмотрели ребёнка, но ничего не обнаружили, мальчик поплакал и спокойно уснул. Но спустя некоторое время мама не смогла разбудить сына. Красноярские врачи рассказали «АиФ-Красноярск» настоящую новогоднюю историю чудесного спасения ребёнка, жизнь которого буквально висела на волоске.

Борт спасения

Врачи Канской городской больницы, куда родители срочно отвезли малыша, сделали рентген черепа, но повреждений не нашли. Как поясняют медики, такое возможно, поскольку кости черепа в таком возрасте ещё не до конца сформированы, подвижные, не окостеневшие, мягкие. Но Ярослава всё равно госпитализировали в отделение реанимации. Дежурный реаниматолог связался с реанимационно-консультативным центром Красноярского краевого клинического центра охраны материнства и детства. Мальчика сразу же поставили на учёт с диагнозом «закрытая черепно-мозговая травма, кома, сотрясение головного мозга, нарушение сознания».

За три года новым методом врачи прооперировали больше 20 новорожденных с пороком сердца.

«Канским врачам были даны рекомендации относительно осмотра узкими специалистами для уточнения диагноза. Здесь, в Красноярске, параллельно велись консультации с нашими детскими хирургами и нейрохирургами 20-й больницы. Тактика ведения пациента была согласована, – рассказывает заведующий РКЦ Николай Попандопуло. – Во время обследования обнаружилось ухудшение состояния – резкое снижение гемоглобина. Было принято решение об экстренной операции.

В Канске нет необходимых условий для оказания помощи и нет детских нейрохирургов. Поэтому ребёнка надо было срочно везти в краевой центр. За малышом вылетел вертолёт, который был назван в честь умершего от ковида врача санавиации Ильи Житкова, на его борту никто никогда не умирал. «Мы не могли подвести коллегу», — говорили врачи борта спасения.

Если надо, нырнул бы за мамой.

Пока красноярские врачи готовились принять пациента на операционный стол, другие летели к нему, а канские врачи совместно с заведующим РКЦ занимались поддержкой жизненно важных функций мальчика в режиме онлайн.

Страшная гематома

К приезду красноярских врачей у малыша уже проявилась деформация черепа и клинические проявления внутричерепной гематомы. Специалисты говорят, что очень рисковали во время перелёта. Ребёнок был на искусственной вентиляции лёгких, в тяжёлом состоянии, гематома могла вызвать смещение структур головного мозга, что могло повлечь за собой остановку сердца и дыхания. На борту во время транспортировки проводился мониторинг и контроль витальных (жизненно важных) функций организма с поддержанием гемодинамики.

Врачи, доставлявшие малыша санавиацией.

Малыш всё время был под пристальным присмотром врачей. Уже в Красноярске мальчику ещё раз провели обследование, а после доставили в Красноярскую межрайонную клиническую больницу № 20 имени И. С. Берзона, где работают единственные в крае детские нейрохирурги неотложной помощи.

«После проведённой компьютерной томографии диагноз был выставлен непростой: закрытая черепно-мозговая травма, обширная эпидуральная гематома теменной области. Она возникает, когда рвётся сосуд и кровь попадает между черепом и твёрдой оболочкой головного мозга. Обширные гематомы сдавливают ткани и нарушают работу органа. Для маленького ребёнка такая кровопотеря может быть просто губительна», – рассказал лечащий врач Ярослава, детский нейрохирург 20-й больницы Николай Жуков.

Первые правильные действия не дали ребёнку умереть, теперь надо было сделать всё, чтобы спасти его жизнь и здоровье. Пятимесячному Ярославу была сделана костно-пластическая трепанация черепа, хирург удалил сгусток крови объёмом 140 мл, сдавливавший ткани мозга. Ребёнка перевели в реанимационное отделение, но ситуация снова осложнилась.

Есть надежда, что конечность раненного инкассатора будет функционировать.

«В первые послеоперационные сутки у Ярослава возобновилось внутреннее диффузное кровотечение, образовалась повторная гематома, меньшая по объёму, – говорит Николай Сергеевич. — Такое бывает, когда при длительной компрессии мозга у человека нарушается свёртываемость крови. Было принято решение провести ещё одну операцию».

Дома Ярослава ждут родные

Хирургам удалось устранить проблему, а реаниматологи сделали всё для того, чтобы выходить мальчика и не допустить рецидива. Для того чтобы восполнить кровопотерю, малышу несколько раз переливали донорскую плазму и кровь.

Читайте также  11 Месячный ребенок плохо спит ночью

Почти неделю Ярослав провёл в реанимации, с каждым днём его состояние улучшалось, он стал самостоятельно дышать и есть, двигал ручками и ножками. Когда его перевели в обычную палату детского нейрохирургического отделения, его встретила мама.

«Я очень благодарна всем, кто оказал помощь моему ребёнку, – сказала мама Ярослава Яна Борисовна. – Отдельное спасибо бригаде красноярских врачей, которая вовремя оказалась рядом с моим малышом и привезла его к руководителю детского нейрохирургического отделения Ивану Григорьевичу Малыхину. Мы почувствовали настоящую заботу и внимание. Благодаря красноярским врачам мой ребёнок выжил. Дома нас ждут папа, бабушка, два старших сына».

Свои полгода Ярослав встретил в родном городе. Правда, выписывать его пока рано. Его продолжают лечить в Канской районной больнице, также его ждёт реабилитация (массаж, ЛФК, физиолечение), контрольные КТ-исследования, чтобы он мог вернуться домой к своим родным и близким.

В Красноярске спасли 5-месячного малыша, который упал с дивана и впал в кому

В травмпункт Канской городской больницы обратились родители 5-месячного Ярослава. Со слов матери, ребёнок упал с дивана, когда переворачивался. После этого мальчик немного поплакал и уснул. Тревогу родители забили, когда не смогли разбудить малыша.

Специалисты Канской городской больницы сделали рентген ребёнку, но никаких повреждений не обнаружили. В таком возрасте кости черепа ещё подвижные и мягкие, поэтому на снимке перелом может не зафиксироваться. Именно такая особенность строения черепа, как позже рассказали врачи, и повлияла на положительный исход.

Несмотря на отсутствие повреждений на рентгеновском снимке, медики расценили состояние ребёнка как очень тяжёлое и госпитализировали в отделение реанимации. Реаниматолог связался с реанимационно-консультативным центром (РКЦ) Красноярского краевого клинического центра охраны материнства и детства. Мальчику сразу же был поставлен диагноз: закрытая черепно-мозговая травма, кома I, сотрясение головного мозга, нарушение сознания.

«Канским врачам были даны рекомендации для осмотра узкими специалистами для уточнения диагноза. Здесь в Красноярске параллельно велись консультации с нашими детскими хирургами и нейрохирургами 20-ой больницы. Тактика ведения пациента была согласована. При дополнительных обследованиях обнаружилась отрицательная динамика лабораторных показателей: резкое снижение гемоглобина. В ходе наблюдения были выставлены все показания для экстренного оперативного лечения ребенка. Мы понимаем, что в Канске нет необходимых условий для оказания помощи и нет детских нейрохирургов. Единственным спасением для этого малыша было попасть на операционный стол в многопрофильную специализированную клинику краевого центра, но попасть туда можно только силами выездной бригады РКЦ», — рассказал заведующий РКЦ Краевого центра охраны материнства и детства Николай Попандопуло.

Было принято решение доставить малыша в Красноярск воздушным транспортом. В это время канские врачи занимались поддержкой жизненно важных функций малыша. Помогали им в этом заведующие РКЦ, консультируя в режиме онлайн.
Изначально у Ярослава не наблюдалось никаких признаков повреждений головы, но к приезду красноярских врачей у малыша уже проявилась деформация черепа и признаки внутричерепной гематомы.

Риск транспортировки был высоким. Прилетев в Канск, красноярские доктора уже на месте занимались стабилизацией состояния, коррекцией гемодинамики, оценили показатели после лабораторных исследований и проведенной гемотрансфузии. Главной сложностью в транспортировке являлся возраст пациента — 5-месячный малыш был на искусственной вентиляции лёгких, в тяжёлом состоянии, гематома могла вызвать смещение структур головного мозга, что повлекло бы остановку сердца и дыхания. Врачи всё время полёта мониторили жизненно важные функции организма с поддержанием гемодинамики.

В Красноярске ребёнку сразу же провели дополнительное исследование на КТ. Выездные бригады РКЦ оснащены транспортным переносным оборудованием для маленьких пациентов, что позволило сделать КТ пациенту, находящемуся на ИВЛ.

«В ту ночь нас возил авиаборт Ильи Житкова — это вдохновило и придало сил, ведь у него на борту никто не умирал, и здесь мы не могли подвести коллегу», — вспоминают врачи.

Ярослава срочно доставили в краевой центр детской хирургии, находящийся в Красноярской межрайонной клинической больницы №20 имени И.С. Берзона. Здесь работают единственные в Красноярском крае детские нейрохирурги неотложной помощи.

«После проведенной компьютерной томографии диагноз был выставлен непростой: закрытая черепно-мозговая травма, обширная эпидуральная гематома теменной области. Для понимания: эпидуральная гематома возникает при тяжелой травме головы — рвется сосуд, и кровь выливается между черепом и твердой оболочкой головного мозга. Обширные гематомы сдавливают ткани и нарушают работу органа. Длительное сдавление головного мозга опасно для любого человека. Но для маленького ребенка такая кровопотеря может быть просто губительна. Ребенку требовалась неотложная операция», — рассказал лечащий врач Ярослава, детский нейрохирург 20-й больницы Николай Жуков.

Стоит отметить, что при оказании первой помощи в районной больнице и при транспортировке мальчика из Канска в Красноярск было сделано всё необходимое для подготовки его к операции, были выполнены необходимы лабораторные исследования, проведена минимальная инвазивная терапия. Чтобы обеспечить неподвижность поврежденной головы, мальчик в течение всего пути в Красноярск находился на медицинской седации и аппарате ИВЛ.
В первые часы после поступления в 20-ю больницу врачи выполнили Ярославу костно-пластическую трепанацию черепа. Был удалён сгусток крови объёмом 140 миллилитров, сдавливающий мозг. После этого ребёнка перевели в реанимацию, где специалисты продолжили бороться за жизнь малыша.

«Ситуация осложнилась тем, что в первые послеоперационные сутки у Ярослава возобновилось внутреннее диффузное кровотечение, образовалась повторная гематома меньшего объёма. Такое бывает, когда при длительной компрессии мозга у человека нарушается свертываемость крови. Было принято решение провести еще одну операцию», — продолжает рассказывать Николай Жуков.

Для восполнения кровопотери Ярославу несколько раз переливали донорскую плазму и кровь. В реанимации 5-месячный малыш провёл почти неделю. С каждым днём его состояние улучшалось, он стал самостоятельно дышать, принимать пищу, двигал ручками и ножками. После перевода в обычную палату Ярослава встретила мама, которая все эти дни была на связи с врачами.

«Я очень благодарна всем, кто оказал помощь моему ребенку. Отдельное спасибо бригаде красноярских врачей, которая вовремя оказалась рядом с моим малышом и привезла его к руководителю детского нейрохирургического отделения Ивану Григорьевичу Малыхину. Мы почувствовали настоящую заботу и внимание. Благодаря красноярским врачам мой ребенок выжил при такой тяжелой травме. Дома нас ждут муж, бабушка, два старших сына. Мы каждый день на видеосвязи. Когда старший сын увидел, как Ярик играет, удивился: «Мам, он выглядит так, будто никакой травмы не было». Мы так рады, что все обошлось!» — поделилась Ярослава Яна Борисовна.

После проведения основного лечения и стабилизации состояния мальчик был переведён в больницу своего родного города. Свои полгодика Ярослав уже встретил в Канске. Лечение малыша продолжается — его ждут консервативная терапия, реабилитация и контрольные КТ-исследования. Если возникнет необходимость, канских врачей всегда смогут проконсультировать красноярские специалисты.

В спасении малыша поучаствовала большая бригада врачей. Вот их имена.

Специалисты краевого центра охраны материнства и детства: заведующий реанимационно-консультативным центром Николай Николаевич Попандопуло, который всё это время в телефонном режиме консультировал и всегда был на связи, анестезиолог-реаниматолог Евгений Васильевич Нижегородов и фельдшер Андрей Игоревич Гальямов, которые транспортировали маленького пациента.

Специалисты Красноярской межрайонной клинической больницы №20 имени И. С. Берзона: и. о. заведующего детским нейрохирургическим отделением КМКБ №20 Иван Григорьевич Малыхин, и. о. заведующего отделением анестезиологии и реанимации Ренат Талгатович Бегельдинов, детские нейрохирурги Николай Сергеевич Жуков и Максим Васильевич Цаца, врач-невропатолог Инна Иннокентьевна Ческидова, врач-офтальмолог Елена Леонидовна Бахарева, врачи анестезиологи-реаниматологи Павел Яковлевич Мучкин, Елена Геннадьевна Бегельдинова, Юлия Андреевна Рубцова, Надежда Павловна Бурак, Игорь Арсентьевич Михайлюк, Екатерина Александровна Одинцева, врач-ординатор Игорь Игоревич Холмогоров. Отдельное спасибо говорим медицинским сестрам отделения реанимации Оксане Ивановне Дворянчиковой, Маргарите Сергеевне Москалевой, Елене Николаевне Узбековой, Марии Валерьевне Пузановой, Эмилии Владимировне Колтаковой, Ольге Валерьевне Зыболовой, Наталье Владимировне Козловой.

Дело о падении ребенка с дивана: соцслужбы и полиция два месяца «преследуют» благополучную семью

Историями детей-маугли, которые при живых родителях не видят ни капли заботы, пестрят страницы газет. Совсем недавно, в начале марта, в подмосковной деревне Ликино нашли 6-летнего Мишу. Мальчик два дня жил с трупом бабушки, которую до смерти забил его отец. Все это время мать была рядом. Но ей было не до Мишки. Когда его забрали из семьи, он просил только одного – покушать. В прошлом году прогремела история Вероники Тищенко, девочки, которая при живой матери и бабушке, жила во дворе частного дома с… собаками. Ребенком просто никто не занимался. Это только самые громкие случаи, — те, что, как говорится, у всех на устах.

А в Красноярске – другая крайность. Вполне благополучную, обеспеченную семью уже два месяца проверяют соцслужбы и полиция. Все потому, что 4-месячная дочь семейной пары… упала с дивана и набила шишку. Скажете, невероятно? Возможно. Но это факт!

«Я просто тревожная мать»

Об этом случае рассказала известная в Красноярске блогер и молодая мама Влада Федосова – разместила у себя на страничке в соцсетях пост. Владе 35 лет, с мужем, Андреем (работает инженером), они ровесники. Недавно в семье появилась малышка Лея — поздний, но очень любимый и долгожданный ребенок. Влада, как и любая мать, глаз с нее не спускает – днем и ночью бдит, как бы чего не случилось. Но. Лея упала с дивана.

Читайте также  2 Месячный ребенок часто срыгивает

— Я просто тревожная мать, — вздыхает Влада, — поэтому, наверное, так все вышло. Было 4 февраля, как раз на следующий день Лее исполнилось 5 месяцев. Мы собирались на прогулку, поэтому я ее уложила на диван, обложила подушками со всех сторон. И отвернулась-то буквально на секундочку, чтобы носочки из шкафа достать. Поворачиваюсь и вижу, что ребенок у меня через подушки перемахнул и уже летит к полу. Не успела на доли секунды. Упала она на ручки и ножки, потом уже стукнулась головой – у маленьких голова большая, перевешивает тело. Сильно ударилась, закричала и в слезы. Я перепугалась, аж мороз по коже пошел. Маме своей давай звонить, — она у меня человек опытный, посоветовала не переживать. Но я паникерша, для меня это прямо… шок был.

Влада решила перестраховаться, вызвала медиков.

— «Скорая». Что у вас случилось? Опишите ситуацию, — вежливо попросила оператор.

— Моя дочь, 4 месяца, упала с дивана, головой ударилась. Плакала сильно. Ох, я переживаю.

Через 15 минут медики уже были на месте.

— Ничего серьезного, думаю, нет, — заключила, осмотрев шишку на голове Леи, врач. – Но на всякий пожарный

рекомендуем сделать рентген. Мы, правда, в этом случае обязаны уведомить полицию о происшествии – таков закон.

— Мне все равно, подавайте сведения куда угодно, главное — давайте проверим ребенка.

Маму с малышкой отвезли в 20-ю межрайонную клиническую больницу Красноярска. Рентген показал, что Влада – действительно тревожная мать, а с малышкой все в порядке. Из больницы жену и дочь забирал Андрей.

— Еще когда мы в машине возвращались домой, позвонили из полиции, предупредили, что нужно составить объяснение, описать все детально, рассказать, не бьем ли мы ребенка, не обращаемся ли жестоко. И… отправить им по воцапу, — вздыхает Влада. – До чего дошел прогресс. Ну, мы, конечно, все так и сделали… Написали, что жестоко не обращаемся, что все исключительно по недосмотру случилось…

«К дочери никто физическую силу не применял. Она чувствует себя удовлетворительно, ее жизни и здоровью ничто не угрожает» — и это правда. Хотя я лично с трудом себе представляю родителей-тиранов, которые на голубом глазу пишут полиции: дескать, так и так, конечно, бьем и очень сильно, до синяков и гематом.

О происшествии Федосова успела уже забыть. И тут, примерно через полтора месяца после случившегося, нашла в двери квартиры записку от центра социальной помощи семье и детям «Эдельвейс» – срочно выйти на связь.

— По телефону мне объяснили, что это по случаю падения ребенка, что ходит инспектор по семьям, что нас придут проверять на условия проживания, — поясняет Влада. – Возможно, и меня – на вменяемость. Видимо, понадобилась какая-то дополнительная проверка. Я оставила свой телефон, чтобы инспектор, как соберется придти, позвонил. Мы гуляем днем часто, может дома не быть.

Как выяснилось, и это был еще не конец.

Через пару дней к Федосовой прибежала участковая медсестра. Осень встревоженная.

— Идет следствие, — сбивчиво объяснила женщина. – Полиция и соцслужба ведут. Ребенок упал все-таки… К нам проверяющие пришли, надо отчет о происшествии…

— Какой отчет? Зачем? – удивляется Влада. — Мы абсолютно адекватная семья. Но, видимо, нужно опросить всех, кто когда-либо видел нас. Только из потерпевшей пока не вытянуть ни слова, хотя, возможно, за время расследования она научится говорить и сама попросит отстать уже от нашей семьи.

В полицию пришлось написать заявление Фото: семейный архив Влады Федосовой

… После двух месяцев объяснений с органами, соцслужбами и медиками Влада решила: пора прекращать все это. И собирается написать в полицию заявление с просьбой оставить семью в покое.

— Я хочу попросить прекратить это абсурдное разбирательство, — говорит Федосова. – С дочерью все хорошо. А наша семья не хочет больше тратить время и нервы на взаимодействие с органами. Помогите лучше тем детям, которым это действительно нужно.

Суров закон, но… закон

Человеку несведущему может показаться, что это органы опеки «шалят». Не секрет, что именно сотрудники опеки частенько перегибают палку в попытке защитить детей. Но это не тот случай. Семья Копыловской на учете не состоит. Это, и правда, вполне благополучная, обеспеченная пара. А люди государевы на Владу ополчились именно «по наводке» медиков. Но, как выяснилось, и врачи не рады такой ситуации.

— Существует межведомственный приказ минздрава и МВД, согласно которому, когда привозят ребенка с более-менее серьезной травмой (ясное дело, речь не о царапине на пальце, а об ушибах, синяках, которые требуют рентгена), то врач обязан сообщить об этом в силовые структуры, — поясняет официальный представитель минздрава Красноярского края Зоя Масленникова. – Поймите, у врача, когда он принимает ребенка, нет возможности определить: травма – результат жестокого обращения, домашнего насилия, либо – случайность. Под эту норму подпадают абсолютно все случаи, и врачи оповещают полицию, не взирая на чины и звания родителей.

Медики не отрицают: перегибы есть. Но и поступить по-другому не могут. Обязан – сделай. Хотя у этой проблемы есть и обратная сторона, о которой чиновники тоже знают: подобные меры вынуждают родителей не обращаться за помощью. А значит, какие-то случаи реального домашнего насилия могут остаться незамеченными.

… Пока длится это архиважное расследование о падении с дивана, такие, как Миша-маугли из Подмосковья или Вероника Тищенко будут ждать помощи. Ждать, что кто-то придет и хотя бы накормит. Еще десятки детей в Красноярске или любом другом городе, возможно, пострадают от домашнего насилия.

— Ведь очевидно: те, кто бьет детей, сами к врачу обращаются только в самых крайних случаях, — уверена Влада Федосова. — Чтобы найти проблемные семьи, нужно работать. Но зачем, ведь можно просто положить на стол отчет с расследованием падения с кровати. Опросить всех причастных и непричастных, привлечь экспертов, отчитаться, что ребенку оказана всесторонняя помощь и поддержка, а с семьей до седьмого колена проведены воспитательные работы. Но, знаете, несмотря на то, что два месяца из-за незначительного происшествия нас проверяют, вернись я сейчас в тот момент, когда все произошло, все равно согласилась бы на обследование в больнице. Здоровье ребенка дороже всего. Да, и сейчас сказать могу только одно – хотят проверять, пусть проверяют, нам скрывать нечего. Мы своего ребенка просто очень сильно любим.

КОММЕНТАРИЙ

«Это командно-административный подход»

Борис Альтшулер, правозащитник, руководитель РОО «ПРАВО РЕБЕНКА»:

— Это системная проблема, и родилась она не сегодня. Вместо реальной помощи тем, кто в ней действительно нуждается, у нас – командно-административный подход. К сожалению, проблема действительно стоит остро, и заключается она в несовершенстве Семейного кодекса России. У нас есть административные органы, которые могут принимать меры, выносить решения в отношении родителей и детей – органы опеки и попечительства, суды, полиция. Часто соцслужбы, а в данном случае – медицинские работники, совершенно того не желая, становятся «карателями семьи». Это перегиб? Безусловно. Ведь те же органы опеки не помогают по факту: они могут либо изъять из семьи, либо оставить все, как есть. И такие случаи бывают (маму Миши, мальчика-маугли из Ликино, не лишили родительских прав, ее принудительно отправили в больницу, чтобы женщина прошла полное обследование на физическое и психическое состояние — прим.Ред). Хотя – я это подчеркиваю – после того, как президент подписал Указ №1688 (О некоторых мерах по реализации государственной политики в сфере защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей), в Семейный кодекс России были внесены изменения о том, что «родители и лица, их заменяющие, имеют право на содействие в выполнении своих обязанностей, выражаемое в социальной, правовой и психологической помощи». Слово «помощь» здесь главное. И оказывать ее нужно тем, кому она действительно нужна.

ОБСУЖДАЮТ В СОЦСЕТЯХ

Пост «дело о падении с дивана» ожидаемо собрал десятки комментариев в социальных сетях.

«Полиции на таких ситуациях удобно делать отчеты, что они усиленно работают. Проще же таскать по инстанциям нормальных людей, чем разбираться с маргиналами. У нас в городе одно время большое количество нормальных семей пытались поставить на учет в ПДН, а кого-то даже поставили — за то, что ребенок при катании падал с велосипеда и разбивал коленку. Просто разбивал! Причина – вы не следите за детьми. При подсчете количества раз моих собственных детских падений с велосипедов, деревьев, заборов, — если бы во времена моего детства был такой подход, моих родителей, наверное, просто бы расстреляли».

Яна Шеметова, журналист, Кузбасс

«Я постоянно пишу объяснительные в полицию по поводу травм дочери. В травмпункте мы, конечно, не каждый день, но бываем часто, потому что дочь получает спортивные травмы (занимается гимнастикой) — то растяжение, то мышцы, то ушибы. Это спорт, и травмы в нем – обычное дело. Написать объяснение, скинуть копии доков полиции – для нас тоже совершенно уже обычное дело. А неблагополучных семей реально много, вот им помощь больше нужна и времени уделять им нужно больше».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: