Смерть 5 месячного ребенка

Смерть по причине миграции. Что известно о гибели 5-месячного Умарали Назарова

Фото: Андрей Стенин/РИА НовостиФото: Андрей Стенин/РИА Новости

Поделиться:

Что случилось

13 октября сотрудники УФМС в Петербурге задержали двоих мигрантов из Таджикистана: Зарину Юнусову и 17-летнего Далера Назарова — шурина Зарины. Вместе с ними в квартире был 5-месячный сын Зарины — Умарали Назаров.Младенца передали инспектору по делам несовершеннолетних, и тот отправил Умарали в Центр медицинской и социальной реабилитации детей имени Цимбалина. Далера и Зарину задержали около 10 утра, а отпустили только к девяти часам вечера — им выписали штраф и обязали покинуть страну в течение 15 суток. Выйдя из полиции, они тут же разыскали ребенка, но в медицинском центре им сказали, что забрать его можно будет только на следующий день. Ночью Умарали умер. Родителям показали его тело только после вскрытия — на четвертый день после смерти.

Версия семьи Назаровых

Сотрудники УФМС пришли в квартиру на Лермонтовском проспекте около 10 утра. Как рассказывает Зарина, трое мужчин вошли домой к Назаровым и схватили ее, 17-летнего Далера и 5-месячного Умара и повезли в полицию. Ей не разрешили даже одеть сына потеплее. Примерно в 10:30 Далер позвонил своей матери — бабушке Умарали — Мехринисо. Она живет в той же квартире вместе с сыновьями и невесткой. Самый младший ее сын учится в первом классе, и к тому моменту, когда приехали сотрудники УФМС, она уже отвела его в школу и отправилась на работу в кафе, где она моет посуду. Далер сказал матери, что его вместе с Зариной привезли в отделение полиции №1, и она тут же помчалась домой, взяла там бутылочку с молочной смесью для малыша и приехала в отделение. По ее словам, она была там около полудня. В дежурной части она услышала, как кричит ее внук, и попросила сотрудника дежурной части покормить его, но полицейский просто поставил бутылочку на окно. «Он маленький, голодный», — говорила Мехринисо, но полицейские, которые в этот момент были в дежурной части, ответили ей: «Мы тебя не понимаем, нам нужен переводчик». (Впрочем, питерское управление МВД, узнав о рассказе Мехринисо, опубликовало видеоролик, где полицейские пытаются кормить ребенка из бутылочки). Через некоторое время к отделению полиции подъехала скорая, и ребенка передали медикам. Мехринисо спрашивала у врачей, что случилось с ее внуком, пыталась тоже залезть в машину, но сотрудники скорой оттолкнули ее и уехали, так ничего и не объяснив.

В тот же день в суде задержанных Зарину и Далера оштрафовали каждого на пять тысяч рублей и отпустили, велев покинуть страну через 15 дней. Выйдя из суда, они сразу отправились в отделение полиции, и там им сказали, что Умалали находится в детской больнице им. Цимбалина. Назаровы позвонили в больницу, и там им сказали, что сегодня ребенка не отдадут — надо прийти за ним завтра. На следующий день около 8 утра, когда семья собиралась ехать забирать Умарали из больницы, им позвонили оттуда и сказали, что ребенок умер. Через полчаса они приехали, чтобы увидеть тело ребенка, но выяснилось, что его уже увезли в морг. Рустам Назаров — отец мальчика и муж Зарины — поехал туда, но и в морге ему не показали сына. Он смог увидеть его только через четыре дня.

Как рассказывает Рустам Назаров, после того, как выяснилось, что ребенок умер, его и его дядю забрали полицию, сказав, что они «напугали врачей» и что они «подняли кипиш». Потом их отпустили. Рустам опять приехал в больницу, и там врачи сказали, что ребенок умер от остановки сердца из-за проблем с дыханием.

Версия УФМС

Рейд, в ходе которого задержали Зарину и Далера, был плановым. Администрация района сообщила, что в доме на Лермонтовском проспекте живут мигранты-нелегалы. По словам администрации, дом расселен, в нем нет света и воды. Но журналисты, которые побывали дома у Назаровых, утверждают, что и отопление, и электричество, и водоснабжение там работают нормально. Рустам — отец погибшего ребенка — тоже говорит, что в доме есть и вода, и тепло.

Когда сотрудники ФМС пришли в квартиру к Назаровым, Зарина не смогла объяснить им, кем приходится ей ребенок. Девушка действительно не говорит по-русски. По словам пресс-секретаря УФМС по Петербургу и Ленобласти Дарьи Казанковой, вместе с сотрудниками ФМС был переводчик, но Зарина такого не помнит. По словам Рустама Назарова, мужа Зарины, переводчики появились только в суде, и то узбекские, а они плохо говорят на таджикском.

С несовершеннолетними УФМС не работает, поэтому Умарали и Далера передали инспекторам по делам несовершеннолетних. Бабушке ребенка, которая приехала в полицию, не могли его отдать, потому что у нее не было документов, которые подтверждали бы ее право опеки над ним. При этом отец ребенка, как он утверждает, в это время был рядом — он ждал свою мать около отделения полиции.

По предварительным данным, в больнице Умарали умер от острой респираторной вирусной инфекции. При этом родственники ребенка говорят, что Умарали был здоров, когда к ним домой пришли с проверкой. Врачи говорят, что мальчик был недоношенным. Родственники признают, что он родился раньше времени, но настаивают, что никаких серьезных заболеваний у него не было.

Мигранты не могут находиться в России без регистрации больше 90 дней, а к тому моменту Зарина была в Петербурге уже больше года. По ее словам, она приехала к мужу и свекрови в Россию, чтобы лечиться от бесплодия в местных клиниках. Когда положенные 90 дней истекли, она уже была беременна, а врачи не рекомендовали Зарине переезжать во время беременности, так что она осталась в России. 13 октября Октябрьский районный суд принял решение о депортации Зарины Юнусовой из страны и признал ее виновной в том, что она нарушила правила. 26 октября она при помощи адвоката таджикской диаспоры обжаловала это решение, сославшись на то, что беременность — уважительная причина не покидать страну.

Что теперь будет

Сейчас полиция проводит следственную проверку в отношении семьи Назаровых — в их действиях усматривают признаки преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». Таджикская диаспора Петербурга заступается за соотечественников: 17 октября к консульству Таджикистана пришли около 100 человек — они требовали разобраться в этой истории и наказать виновных. Член Общественной палаты России Султан Хамзаев направил обращения в МИД, МВД и прокуратуру с требованиями расследовать дело. В своем обращении к Минздраву он попросил выяснить, почему врачи не подпускали к ребенку родственников. В обращении к главе ФМС Хамзаев отметил, что из квартиры забрали еще и 17-летнего Далера, хотя тот несовершеннолетний, а родителей рядом не было, то есть его не имели права забирать. Российский МИД пообещал расследовать гибель Умарали «оперативно и гласно». В интернете петиция с требованием найти виноватых собрала около 11 тысяч подписей за 2 дня.

«У нас имеют право изымать детей только в случае угрозы жизни и здоровью ребенка. Если ее не было, а родители нарушают только закон о миграционном режиме, то они подлежат депортации. Но с ребенком их не должны разделять», — считает член Общественной палаты Юлия Зимова.

«Сейчас невозможно предполагать, было ли незаконно изъятие Умарали Назарова из семьи. Когда появится официальная информация, мы сможем ответить на вопрос: кто и по каким основаниям проводил изъятие и на основании чего произошла смерть ребенка», — говорит Олег Алексеев, представитель уполномоченного по правам ребенка в Петербурге, но все-таки добавляет, что в любом случае «нет такого закона, чтобы изымать ребенка, потому что он мигрант».

Читайте также  Сколько спит ребенок в 11 месяцев днем

Синдром внезапной детской смерти ( СВДС , Синдром внезапной смерти младенца , Смерть в колыбели )

Синдром внезапной детской смерти

Синдром внезапной детской смерти (СДВС) – это понятие, применяемое в отношении неожиданной смерти ребенка первого года, наступившей во сне без установленных причин. О СДВС говорят в том случае, если изучение медицинской карты и места смерти, а также патологоанатомическое исследование не дают четкого ответа о причинах гибели младенца. Для оценки риска внезапной детской смерти предложены тестовые алгоритмы (Магдебургская таблица баллов), проводится ЭКГ, полисомнография. Профилактика СДВС включает оптимизацию условий сна ребенка, выявление детей групп риска и обеспечение домашнего кардиореспираторного мониторирования.

Синдром внезапной детской смерти

Общие сведения

Синдром внезапной детской смерти (СВДС, «смерть в колыбели», синдром внезапной смерти младенца) – необъяснимая гибель грудного ребенка во сне в отсутствие адекватных причин, повлекших летальный исход. Как следует из определения, синдром исключает наличие на момент гибели инфекции, несчастного случая, ранее не выявленных врожденных (в т. ч. генетических) либо приобретенных заболеваний или их последствий. Ни изучение медицинской документации погибшего ребенка, ни осмотр места гибели, ни результаты аутопсии не позволяют назвать причину, объясняющую смерть.

Распространенность СВДС в мире составляет 0,2-1,5 случаев (в России — 0,43 случая) на 1000 детей. В большей степени риску СВДС подвержены младенцы в возрасте до 8 месяцев; наибольшее количество внезапных детских смертей приходится на возраст 2-4 месяца. 60% детей, погибших в результате СВДС, составляют мальчики. Обычно внезапная смерть ребенка наступает во временной интервал с полуночи до 6 часов утра, преимущественно в зимнее время года. На долю СДВС приходится до 30% смертей у детей первого года жизни, что объясняет неослабевающую обеспокоенность молодых родителей и специалистов в области педиатрии данной проблемой.

Синдром внезапной детской смерти

Причины СДВС

Исследование проблемы внезапной детской смерти ведется уже несколько десятилетий, однако однозначного объяснения причин данного явления так и не получено. К теориям, представляющим исторический интерес, относится объяснение механизма СДВС:

  • акцидентальным (случайным) удушьем (при нахождении младенца в родительской постели, непреднамеренное удушение постельными принадлежностями);
  • сдавлением трахеи увеличенным тимусом (asthma thymicum);
  • лимфатико-гипопластическим диатезом (status thymico-lymphaticus).

На современном этапе в детской неврологии синдром внезапной смерти младенца относится к расстройствам сна (парасомниям). В качестве базовых гипотез, объясняющих патогенез СДВС, рассматриваются:

  1. Апноэ во сне. К категории детей, имеющих повышенный риск развития апноэ сна, относятся недоношенные младенцы, имеющие незрелую дыхательную систему.
  2. Нарушения ритма сердечной деятельности (аритмии). Масштабное исследование, продолжавшееся в течение 20 лет, показало, что наличие по данным ЭКГ удлиненного QT-интервала повышает риск внезапной детской смерти в 41 раз. Практическим следствием данного открытия послужил ЭКГ-скрининг новорожденных в некоторых странах, по результатам которого детям с врожденным синдромом удлиненного интервала QT и повышенным риском СВДС назначаются бета-блокаторы.
  3. Компрессия позвоночной артерии. Одной из гипотез, объясняющих СДВС, служит предположение о том, что положение спящего ребенка на животе с повернутой на бок головкой вызывает сдавление позвоночной артерии, уменьшение перфузии ствола головного мозга и летальный исход от центрального апноэ. Авторы данной гипотезы предлагают в качестве скрининг-метода выявления детей с риском внезапной смерти использовать УЗДГ экстракраниальных сосудов.
  4. Другие теории. Теория нарушения реакции пробуждения и неэффективности «хватательного» дыхания в ответ на развивающуюся у ребенка на гипоксию и гиперкапнию пока не находит однозначного объяснения. Возможно, разгадка СДВС кроется в нарушении регуляции сна, дыхания и температурного гомеостаза нейротрансмиттером серотонином. Сторонники других гипотез пытаются объяснить патогенез внезапную смерть младенцев избытком эндорфинов, дефектами бета-окисления жирных кислот, недостаточной зрелостью контроля кардиореспираторных функций со стороны ЦНС и др.

Некоторые авторы предлагают относить СДВС к крайнему проявлению пограничных состояний новорожденных и детей первого года жизни, которое может наступить при воздействии минимальных по своей выраженности неспецифических факторов.

Факторы риска

Несмотря на множество гипотез, ни одна из них не может служить универсальным объяснением феномена СДВС. Тем не менее, многолетние наблюдения позволяют выявить ряд факторов, существенно повышающих риски внезапной смерти у младенцев. К ним относятся:

  • молодой возраст матери (младше 20 лет);
  • многоплодная беременность;
  • преждевременные роды;
  • недоношенность ребенка и масса тела менее 2500 г;
  • мужской пол младенца;
  • искусственное вскармливание;
  • сон на животе и на мягкой поверхности;
  • перегревание во время сна;
  • табачный синдром плода и др.

В отношении того, повышается ли риск внезапной детской смерти при совместном сне ребенка в одной постели с родителями, однозначного ответа не существует. Большинство исследователей склонны видеть в совместном сне фактор профилактики за счет синхронизации дыхания и сердцебиения ребенка с дыханием и сердцебиением матери, а также возможностью матери быстро отреагировать на остановку дыхания у ребенка. С другой стороны, вероятность СДВС увеличивается из-за опасности чрезмерного укрывания и перегревания ребенка, сна на мягкой подушке и т. д. Вопреки заблуждениям, профилактическая вакцинация детей не является причиной внезапной детской смерти.

Абортивный СДВС

В отношении младенцев, переживших в грудном возрасте очевидный жизнеугрожающий эпизод и выжившим, используется понятие абортивный синдром внезапной детской смерти, или near-miss СВДС. Характерными признаками очевидного жизнеугрожающего эпизода являются внезапная остановка дыхания, бледная или цианотичная окраска кожи, гипотония или гипертонус мышц, возникающие у ребенка без видимых причин, при полном благополучии. Очевидные жизнеугрожающие эпизоды в течение первых месяцев жизни возникают у 0,6% младенцев.

В 50-70% случаях у таких детей удается выявить корреляцию очевидного жизнеугрожающего эпизода с каким-либо патологическим состоянием: судорожным синдромом, миопатией, инфекциями дыхательных путей, гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью, врожденными аномалиями развития, заболеваниями обмена веществ и пр. Поэтому детям, перенесшим абортивный СДВС, необходимо проведение комплексного обследования с участием различных детских специалистов: педиатра, детского невролога, кардиолога, гастроэнтеролога, пульмонолога, детского отоларинголога и др.

Из инструментальных исследований наибольшее диагностическое значение могут представлять ЭЭГ, полисомнография, транскраниальная УЗДГ, ЭКГ, УЗИ сердца ребенку, холтеровский мониторинг ЭКГ, рентгенография грудной клетки. Лабораторные методы могут включать инфекционную диагностику (ИФА, ПЦР, микробиологическое исследование), определение КОС крови, биохимический анализ крови и др.

Оценка риска развития СДВС

Отсутствие достоверных знаний о причинах внезапной детской смерти позволяет оценивать степень риска исключительно статистическими методами. Так для идентификации детей групп риска предложена Магдебургская таблица баллов СВДС, выделяющая в качестве критериев:

  • возраст матери,
  • вес младенца при рождении,
  • положение ребенка во сне,
  • особенности постельных принадлежностей,
  • курение матери,
  • продолжительность грудного вскармливания.

Среди объективных методов выделения детей групп риска по развитию СДВС не первый план выходит ЭКГ и полисомнография. Алгоритм, предложенный И.А. Кельмансоном, содержит 6 клинических и 12 морфологических признаков, позволяющих проводить посмертную дифференциальную диагностику синдрома внезапной детской смерти и жизнеугрожающих заболеваний и представляет интерес, главным образом, для специалистов-патологоанатомов.

Профилактика

При возникновении очевидного жизнеугрожающего эпизода необходимо взять ребенка на руки, потормошить, энергично помассировать кисти рук, ступни, мочки ушей, спину вдоль позвоночника. Обычно этих действий бывает достаточно, чтобы ребенок снова задышал. Если дыхание не восстановилось, необходимо срочно вызывать «скорую помощь» и начинать проведение искусственного дыхания и закрытого массажа сердца.

Профилактика СДВС включает меры первичного и вторичного характера. Принципы первичной профилактики основываются на антенатальных мероприятиях (отказе от вредных привычек до беременности, рациональном питании матери, достаточной физической активности, профилактике преждевременных родов, ранней постановке на учет и ведении беременности под наблюдением акушера-гинеколога и т. п.).

К мерам первичной профилактики также относится оптимизация условий сна грудного ребенка: сон на спине, применение спального мешка, исключающего самостоятельный переворот ребенка на животик, сон на плотном матрасе, исключение перегревания, достаточный доступ свежего воздуха, поддержание температурно-влажностного режима, отсутствие резких запахов и табачного дыма.

Вторичная профилактика СДВС предполагает выявление групп высокого риска и проведение целенаправленных мероприятий (общеукрепляющего лечения, массажа), домашнего кардиореспираторного мониторинга и др.

Читайте также  Лимфоузлы шее у ребенка нормальные размеры

Дело о гибели 5-месячного таджикского мальчика Умарали Назарова прекращено

Мальчик погиб через день после того, как его забрали у матери Фото: Архив "КП".

Эта история приключилась в Петербурге год назад: 13 октября пятимесячный младенец Умарали находился в квартире вместе со своей мамой Зариной Юнусовой, когда в дверь позвонили из Федеральной миграционной службы.

Юнусову и ее мальчика повезли в отделение полиции, так как никаких документов на себя и на ребенка она предъявить не смогла. Инспектор по делам несовершеннолетних оформила Умарали как малыша без родителей. В итоге по «скорой» ребенка отправили в Центр социальной и медицинской реабилитации детей имени Цимбалина.

В ночь на 14 октября он умер. По словам Зарины Юнусовой и ее гражданского мужа, отца мальчика Рустама Назарова, ребенок был здоров. Они требовали наказать полицейских и врачей.

Уголовное дело завели по статье «причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Трагическая смерть мальчика вызвала широкий общественный резонанс и в России, и в Таджикистане.

Однако следствие установило – наказывать некого и не за что.

— Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть ребенка наступила от генерализованной смешанной вирусной инфекции — цитомегаловирусной инфекции и парагриппа, — говорится в сообщении, опубликованном на сайте Главного Следственного Управления СК по Петербургу.

Здесь также пояснили, что в результате болезни у ребенка развилась сердечно-легочная недостаточность, которая и стала непосредственной причиной смерти.

В поликлинике, где наблюдали маленького Умарали, «КП» ранее сообщили, что у ребенка, действительно, были проблемы со здоровьем. А его мама Зарина в момент беременности также была носителем цитомегаловирусной инфекции. Заражение, судя по всему, было внутриутробным.

— Ребенок родился недоношенным с перинатальным поражением центральной нервной системы, после рождения у него развились рахит и паратрофия. Кроме того, летальному исходу способствовало истощение иммунной системы, — пояснили в СК.

Почему же врачи «скорой» не забили тревогу? Все дело в коварстве болезни: она протекала практически бессимптомно. Только анализы могли показать проблемы. Но Умарали до них не дожил.

— В ходе расследования уголовного дела злоупотреблений должностными полномочиями или их превышения в действиях сотрудников УФМС и полиции выявлено не было, — заключили в ГСУ СК по Петербургу.

Таким образом, в четверг, 20 октября, уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием состава преступления.

Добавим: маленького Умарали похоронили в Таджикистане. Его маму депортировали. Судьба отца сейчас неизвестна.

СПРАВКА «КП»

Что происходило с Назаровыми 13 октября (по данным ФМС):

Около 11.00. Сотрудники ФМС заходят в квартиру к Назаровым на Лермонтовском проспекте. В квартире трое – ребенок, его мать Зарина и дядя Далер. Они отказываются предъявить документы. Сотрудники ФМС связываются с руководством районного отдела по делам несовершеннолетних. Принимается решение везти всех троих, включая младенца, в полицию для установления личности.

11.30. Умар, Зарина и Далер – в отделении полиции. Документов по-прежнему нет никаких. На младенца оставляют «акт о доставлении подкинутого или заблудившегося ребенка».

12.10. Зарина передает Умара полицейским и сотруднику ПДН, ее увозят в Октябрьский суд.

12.35. Поскольку происхождение малыша установить до сих пор не удается, его на «скорой» отправляют в Центр реабилитации детей. Спустя несколько минут прибегает бабушка Умара с документами.

13.30. Ребенок доставлен в больницу и передан врачам.

Около 14.30. В Октябрьском суде начинается заседание по делу о нарушении Зарины Юнусовой миграционного режима. В процессе сотрудник ПДН привозит из полиции документы на Умара. Но ребенок уже прибыл в больницу.

Около 19.00 заседание заканчивается. В этот час Центр реабилитации детей закрыт для посещения. Зарину Юнусову просят приехать в больницу 14 октября.

Утром 14 октября семье Назаровых сообщают, что Умар мертв.

Обнародовано видео полицейских с Умарали НазаровымНа кадрах видно, как инспектор по делам несовершеннолетних заботливо качает малыша на руках и кормит его из бутылочки молочной смесью.

Обнародовано видео полицейских с Умарали Назаровым

На кадрах видно, как инспектор по делам несовершеннолетних заботливо качает малыша на руках и кормит его из бутылочки молочной смесью.

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АДРЕС РЕДАКЦИИ: ЗАО "Комсомольская правда в Санкт-Петербурге", улица Гатчинская, д. 35 А, Санкт-Петербург. ПОЧТОВЫЙ ИНДЕКС: 197136 КОНТАКТНЫЙ ТЕЛЕФОН: +7 (812) 458-90-68

Синдром внезапной детской смерти, или Почему умирают совершенно здоровые младенцы

Мама укладывает в кроватку пухленького розовощекого малыша. Он засыпает, сладко посапывая. Родители глядят счастливыми глазами на маленького человечка. Они не знают, что завтра утром сердечко их сына перестанет биться…

Синдром внезапной детской смерти для Беларуси случай нечастый. Но легче от этого не становится. Официальная трактовка СВДС звучит как смерть ребенка в возрасте от 3 недель до года без видимых причин. Упор на последние три слова. И не врачи виноваты: лучшие умы уже не один десяток лет бьются над полноценной разгадкой синдрома. Какие меры предпринять для спасения малыша и как спасают самих мам, потерявших ребенка, корреспондент агентства «Минск-Новости» узнавала у заведующего лабораторией проблем здоровья детей и подростков Республиканского научно-практического центра «Мать и дитя» кандидата медицинских наук Маргариты Девялтовской.

— Диагноз «СВДС» ставят в ситуации, когда у ребенка не обнаружено какого-либо заболевания, нет свидетельств тому в амбулаторной карте и не выявлено изменений при патологоморфологическом исследовании. По сути, совершенно здоровый малыш просто перестал дышать.

— Возраст зоны риска — от 3 недель до 9 месяцев, — рассказывает М. Девялтовская. — Согласно статистике, синдром внезапной детской смерти чаще отмечается в возрасте до 6 месяцев. Формально период риска включает и первый месяц жизни ребенка. Тем не менее в этом возрасте СВДС в чистом виде практически не встречается — отсутствует один из главных факторов: детки еще не переворачиваются во сне на животик.

Именно неправильное положение ребенка во время сна — один из главных факторов риска СВДС. Это связано с изменением кровоснабжения определенных структур мозга, дыхательной системы, анатомо-физиологическими особенностями сердечно-сосудистой, дыхательной, нервной систем ребенка первого года жизни. Сегодня разработано множество специальных приспособлений, которые фиксируют положение малыша во время сна, не позволяя перевернуться в опасное положение. Это и матрасики с валиками, и специальные одеяла, и даже спальные мешки. Другой вопрос, что со многими родителями необходимо проводить разъяснительную работу, а с некоторыми — практически бороться, доказывая необходимость таких приспособлений.

Второй фактор — никотин. Риск СВДС вырастает в 4,5–5 раз, если женщина курит во время беременности.

В целом факторы риска в отношении синдрома специалисты разделяют условно на две группы: связанные с состоянием сердечно-сосудистой системы ребенка и несвязанные.

— К первой относят изменения длительности интервала QT на электрокардиограмме, врожденные пороки сердца, миокардит, — детально объясняет М. Девялтовская. — Ко второй — связанные с особенностями беременности: многоплодная беременность, недоношенность, наличие у женщины инфекции мочевыводящих путей; возраст матери менее 20 лет. По последнему признаку мнения разнятся: одни специалисты относят в группу риска беременных возрастом от 21 года, другие — менее 20 лет, третьи — менее 17 лет.

При этом связи между СВДС и верхней возрастной границей матерей нет. Что, в принципе, логично: чем старше женщина, тем выше оценивается степень ее ответственности по отношению к беременности, последующему уходу за новорожденным и профилактике синдрома внезапной детской смерти. По схожей схеме можно объяснить и связь СВДС с образованием родителей. Скажем так: чем выше уровень развития, тем меньше шансов столкнуться с угрозой синдрома. Также риск синдрома напрямую связан с расой: наиболее предрасположены к СВДС афроамериканцы и индейцы.

Читайте также  Режим дня 9 месячного ребенка комаровский таблица

— Ряд женщин, переживших потерю ребенка, казнят себя за прошлое, особенно если в нем имели место аборты. Существует ли связь между СВДС и прерыванием беременности?

— Формально аборты не относят к факторам риска,— отвечает собеседница. — При этом в качестве факторов можно рассматривать нежелание матери иметь ребенка либо негативное отношение к новорожденному.

Памятка профилактики синдрома внезапной детской смерти у новорожденного

  • — отдельное место для сна
  • — фиксирующие постельные принадлежности
  • — комфортная температура воздуха во время сна: 18–20 градусов;
  • — не допускать перегрева ребенка;
  • — мониторинг дыхания и сердечной деятельности у детей группы риска.

Что касается последнего пункта памятки, то специальные аппараты для этой цели давно взяты на вооружение родителями в странах Европы. А в Беларуси, по словам Маргариты Девялтовской, умная техника, к сожалению, пока не получила широкого распространения.

— С одной стороны, у нас не так много случаев синдрома, — отмечает специалист. — С другой же, наступает он именно во сне и заметить, что у ребенка остановилось дыхание, изменился цвет кожных покровов, без подобного мониторинга практически невозможно. Ребенок спит, родители спят. А утром — необратимая трагедия…

— Как спасают женщин, переживших такую трагедию?

— В каждом учреждении здравоохранения страны существует система психологической и психотерапевтической помощикак на уровне амбулаторно-поликлинической службы, так и стационарной. Стоит отметить, что помощь оказывают не только психологи, но и педиатры, которые непосредственно работали с ребенком и могут дать какие-то объяснения произошедшему.

— Любая помощь в такой ситуации предполагает контакт с матерью, потерявшей ребенка. Очевидно, что «пробиться» к человеку, который пережил такой стресс, очень сложно…

— Родители, которые перенесли потери такого рода, в первую очередь нуждаются в помощи врача, который назначит медикаментозную поддержку. Психологически «пробиться» к человеку можно только после ухода острой симптоматики со стороны нервной системы. В среднем острое стрессовое расстройство длится до 6 месяцев. Затем переходит в подострое, которому свойственно как более длительное течение, так и более тяжелые проявления. Но это, повторюсь, так называемая общая картина. В каждом частном случае свои нюансы.

Есть категория женщин, которые в течение года после трагедии стараются забеременеть и как можно скорее родить ребенка. Заполнить пустоту. Специалисты называют это наиболее оптимальным вариантом: женщина не уходит в затяжную депрессию, у нее не формируется страх перед материнством в целом.

Другой же сценарий полностью противоположен: женщина не просто замыкается на своей утрате, но фиксируется на страхе, что трагедия повторится. Безусловно, у этого есть своя статистическая подоплека: риск СВДС имеет генетическую составляющую. В семье, где произошел случай синдрома внезапной детской смерти, возможность повторения трагедии со следующим ребенком возрастает, по некоторым оценкам, в 3–4 раза. По другим— в 7–8.

— Задача психологов и близких людей женщины — мужа, родственников — поддержать ее, не давать оставаться наедине со своим горем, помочь пережить трагедию, — говорит Маргарита Девялтовская. — Другой вопрос — в подобных ситуациях крайне редко обращаются за помощью к специалистам. Запрос на помощь психолога минимален. Чаще женщина попадает в поле зрения врачей, приходя с просьбой выписать что-либо успокаивающее. То есть когда появились жалобы на проявления со стороны нервной системы.

Синдром внезапной детской смерти (СВДС)

Синдром внезапной детской смерти (СДВС) – необъяснимая смерть, как правило, во время сна здорового на вид ребенка младше одного года. СДВС иногда называют «смертью в колыбели», так как младенцы часто умирают в своих кроватках.

Сочетание физических факторов и факторов окружающей среды во время сна может привести к тому, что ребенок станет более уязвимым к СДВС. Эти факторы различны для разных детей.

Физические факторы

Физические факторы, связанные с СДВС, включают:

  • Пороки головного мозга. Некоторые младенцы рождаются с проблемами, которые повышают вероятность их смерти от СДВС. У многих из этих грудных детей область головного мозга, которая контролирует дыхание и пробуждение от сна, еще недостаточно созрела, чтобы функционировать должным образом.
  • Низкий вес при рождении. Преждевременные или многоплодные роды повышают вероятность того, что головной мозг ребенка не созрел полностью, поэтому он будет меньше контролировать такие автоматические процессы, как дыхание и сердечный ритм.
  • Инфекцию дыхательных путей. Многие дети, умершие от СДВС, незадолго до этого простудились, что могло привести к нарушениям дыхания.

Факторы окружающей среды во время сна

Предметы в детской кроватке и положение ребенка во сне могут сочетаться с физическими проблемами у ребенка, что повышает риск развития СДВС. Способствующими факторами считаются:

  • Сон на животе или на боку. Младенцы, которых кладут в эти положения для сна, могут испытывать больше трудностей при дыхании, чем те, которых кладут на спину.
  • Сон на мягкой поверхности. Положение лицом вниз на мягком пледе, мягком матрасе или водяной кровати может заблокировать дыхательные пути младенца.
  • Общая кровать. Хотя риск СДВС снижается, если ребенок спит в одной комнате со своими родителями, риск возрастает, если ребенок спит в одной постели с родителями, братьями и сестрами или домашними животными.
  • Перегревание. Перегревание во время сна может увеличить риск развития СДВС у ребенка.

Хотя синдром внезапной детской смерти может поразить любого ребенка, исследователи выявили несколько факторов, которые могут повысить риск его развития у ребенка. Они включают:

  • Пол.Мальчики немного более предрасположены к смерти от СДВС.
  • Возраст.Грудные дети наиболее уязвимы в возрасте от двух до четырех месяцев жизни.
  • Недоношенность.Как раннее рождение, так и низкий вес при рождении повышают шансы того, что у ребенка разовьется СДВС.
  • Расовую принадлежность.По причинам, которые до конца неясны, не белые младенцы более подвержены развитию СДВС.
  • Семейный анамнез.Грудные дети, у которых родные или двоюродные братья/сестры умерли от СДВС, подвержены повышенному риску развития СДВС.
  • Пассивное курение. Младенцы, живущие в одном доме с курящими людьми, находятся в группе повышенного риска развития СДВС.

Надежного способа предотвращения СДВС не существует, однако родители могут обеспечить максимальную безопасность ребенка во время сна. Для этого рекомендуется класть младенца на спину, а не на живот или на бок. На это необходимо обратить внимание всех людей, которые помогают ухаживать за младенцем.

В кроватку лучше положить твердый матрас и не использовать толстые и мягкие подкладки. Мешать дыханию ребенка могут подушки или мягкие игрушки, оставленные в кроватке. Чтобы избежать перегрева, лучше одеть ребенка так, чтобы ему не требовалось дополнительного одеяла.

Также желательно, чтобы в возрасте до года ребенок спал в комнате с родителями, но в своей кроватке. Если мать кормит ребенка грудью в течение минимум шести месяцев, это снижает риск СДВС. В течение первых 3-4 недель, до налаживания режима кормления, лучше не предлагать ребенку пустышку, а вот потом сосание пустышки (без ремешка и тесемки) может снизить риск СДВС.

Приспособления, которые рекламируются как средства от СВДС, специалисты действенными не считают. Американская академия педиатрии не рекомендует использовать мониторы и другие устройства из-за их неэффективности и проблем с безопасностью.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: