Режим дня царских детей

Принципы воспитания детей в семье императора Николая II

Экология сознания: Жизнь. Принципы воспитания в доме Романовых вполне могут стать пособием для воспитания будущих поколений.

Николай II:«Мне нужны нормальные здоровые русские дети»

В семье императора Николая II и царицы Александры Фёдоровны было пятеро детей — четыре дочери и сын. Император в воспитании своих детей требовал: «Мне нужны нормальные здоровые русские дети».

Принципы воспитания детей в семье императора Николая II

Как же чета Романовых воспитывала детей?

Николай и Александра Фёдоровна показывали собой пример. Дети росли в атмосфере взаимного уважения и любви родителей друг к другу. Ближайшая подруга императрицы Анна Вырубова сказала: «За 12 лет я никогда не слыхала ни одного громкого слова между ними, ни разу не видала их даже сколько-нибудь раздражёнными друг против друга».

Дети Николая II почти не знали светских развлечений вроде балов. Они сами придумывали себе развлечения: игры на воздухе, физические упражнения, театральные постановки. Родители часто присоединялись к детям в их играх. Совместные развлечения способствовали жизнерадостности детей и укреплению дружбы с родителями.

Принципы воспитания детей в семье императора Николая II

Великая княжна Ольга Николаевна

Царица говорила: «Радость и счастье нужны детям не меньше, чем растениям нужны воздух и солнечный свет». Для этого нужны «не просто любовь, а культивированная любовь в повседневной жизни семьи, выражение любви в словах и поступках. Любезность в доме — не формальная, а искренняя и естественная».

В целях воспитания быт семьи не был роскошным. Царевны спали по двое в комнате на армейских складных кроватях. Мебель в их комнатах была безыскусной. Детей учили преемственности во всём, поэтому одежда и игрушки передавались по наследству. Царские дети играли в игрушки, которые были поломаны десятки лет назад. Таким образом, их учили ценить и беречь то, что у них есть.

Семья Николая II в общении не делила людей по «социальным сословиям». Ценился сам человек с его индивидуальными качествами. Государь требовал от детей проявлять уважение и внимание к нуждам любого человека даже в мелочах.

Принципы воспитания детей в семье императора Николая II

Великая княжна мария Николаевна

Вот как наставляла Александра Фёдоровна свою дочь Ольгу в письме: «Будь особенно вежлива по отношению ко всем слугам и няням. Они так хорошо заботятся о вас. Подумай о Мари, как она устаёт и не очень хорошо себя чувствует, не заставляйте её ещё и нервничать. Слушайтесь её, будьте послушными и всегда добрыми. Я сделала её вашей няней, и вы всегда должны хорошо относиться к ней, а также к С. И. Ты достаточно большая, чтобы понять, что Я имею в виду. Будь хорошей и слушайся Маму. Прочти это Татьяне. Всегда проси прощения, когда была грубой или непослушной. А сейчас постарайся быть как можно лучше, и Я буду счастлива».

Царица воспитывала девочек как будущих хранительниц домашнего очага. «Дом и семья — это то, что держится в первую очередь на женщине, и каждая девушка обязана понять это ещё в детстве», писала императрица. Александра Фёдоровна обучала девочек основам домашнего хозяйства. Они занимались рукоделием, шили рубашки и гладили бельё.

Детей не прятали от жизни. Государыня говорила: «Кроме красоты, в мире много печали». Она постоянно занималась благотворительностью, и в этом ей помогали дети. Когда она не могла посещать туберкулёзных больных, то посылала туда дочерей. В годы войны Ольга и Татьяна работали медсёстрами в Царскосельском госпитале наравне с другими медсёстрами. Государь брал с собой сына на фронт, чтобы показать мальчику реальную жизнь его будущих подданных и страдания войны.

Принципы воспитания детей в семье императора Николая II

Ефрейтор Русской армии Алексей Романов

Царские дети видели горести войны, но от всего непотребного родители их уберегали. Подруга царицы Юлия Ден отмечала: «Все Великие Княжны были бесхитростными, невинными созданиями. Ничего нечистого, дурного в их жизнь не допускалось. Её Величество очень строго следила за выбором книг, которые Они читали. В основном это были книги английских авторов. Их Величества не имели ни малейшего представления о безобразных сторонах жизни».

Император Николай II и Александра Фёдоровна воспитывали детей в духе постоянной работы над собой. Царские дети росли сильными, независимыми и милосердными. Принципы воспитания в доме Романовых вполне способны стать пособием для будущих поколений. опубликовано econet.ru

Понравилась статья? Напишите свое мнение в комментариях.
Подпишитесь на наш ФБ:

Святые дети

В любой книге по воспитанию ребенка авторы обязательно порекомендуют нам приблизительный режим дня для детей разного возраста. Конечно же, режим – это очень нужно и важно (при условии, разумеется, что он не превращается в постоянную пытку для ребенка). И все бы хорошо, кроме одного: не предусмотрено время на молитву. А без этого, без освящения грядущего дня обращением к Богу все остальное уже не столь важно. В семье императора Николая Александровича было иначе. «Весь внешний и духовный уклад домашней жизни царской семьи представлял собой типичный образец чистой, патриархальной жизни простой русской религиозной семьи, – вспоминал генерал-лейтенант М.К. Дитерихс, автор книги «Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале». – Вставая утром от сна или ложась вечером, каждый из членов семьи совершал свою молитву, после чего утром, собравшись по возможности вместе, мать или отец громко прочитывали прочим членам положенные на данный день Евангелие и Послания. Равным образом, садясь за стол или вставая из-за стола после еды, каждый совершал положенную молитву и только тогда принимался за пищу или шел к себе. Никогда не садились за стол, если отец чем-нибудь задерживался: ждали его».

В этом семействе чередование различных занятий также было регламентировано и соблюдался режим достаточно строго. Но не настолько строго, чтобы стать для детей невыносимым. Распорядок дня не тяготил царевен и царевича.

Когда императорская семья пребывала в Царском Селе, ее жизнь носила более семейный характер, приемы были ограничены. Свита во дворце не жила, поэтому за столом семья собиралась без посторонних. Дети, подрастая, обедали вместе с родителями. Пьер Жильяр оставил описание зимы 1913–1914 года, проводимой семьей в Царском Селе. Уроки с наследником начинались в 9 часов с перерывом между 11 часами и полуднем. В этот перерыв совершалась прогулка в карете, санях или автомобиле, затем занятия возобновлялись до часу дня. После обеда учитель и ученик проводили два часа на воздухе. Великие княжны и государь, когда бывал свободен, присоединялись к ним, и Алексей Николаевич веселился с сестрами, спускаясь с ледяной горы, которая была устроена на берегу небольшого озера. В 4 часа дня уроки возобновлялись до ужина, который подавался в 7 часов для Алексея Николаевича и в 8 – для остальных членов семьи. День заканчивали чтением вслух какой-нибудь книги.

Царское село, 1913 Царское село, 1913

Праздность была абсолютно чужда всем членам императорской семьи даже после ареста. По словам М.К. Дитерихса, «вставали в 8 часов утра; молитва, утренний чай всех вместе… Гулять разрешалось им два раза в день: от 11 до 12 часов утра и от 2 с половиной до 5 часов дня. В свободное от учебных занятий время государыня и дочери шили что-нибудь, вышивали или вязали, но никогда не оставались без какого-либо дела. Государь в это время читал у себя в кабинете и приводил в порядок свои бумаги. Вечером, после чая, отец приходил в комнату дочерей; ему ставили кресло, столик, и он читал вслух произведения русских классиков, а жена и дочери, слушая, рукодельничали или рисовали. Государь с детства был приучен к физической работе и приучал к ней и своих детей. Час утренней прогулки император обыкновенно употреблял на моцион хождения, причем его сопровождал большей частью кн. Долгоруков; они беседовали на современные переживавшиеся Россией темы. Иногда вместо Долгорукова его сопровождала какая-нибудь из дочерей, когда они поправились от своей болезни. Во время дневных прогулок все члены семьи, за исключением императрицы, занимались физической работой: очищали дорожки парка от снега, или кололи лед для погреба, или обрубали сухие ветви и срубали старые деревья, заготавливая дрова для будущей зимы. С наступлением теплой погоды вся семья занялась устройством обширного огорода, и в этой работе с ней вместе принимали участие некоторые офицеры и солдаты охраны, уже привыкшие к царской семье и стремившиеся выказывать ей свое внимание и доброжелательство».

Об этом же пишет и Пьер Жильяр, рассказывая о заключении царской семьи в Тобольске: «Император страдал от недостатка физического труда. Полковник Кобылинский, которому он на это жаловался, приказал привезти березовые стволы, купил пилы и топоры, и мы могли теперь заготовлять дрова, в которых так нуждались на кухне, а также в доме для топки наших печей. Эта работа на открытом воздухе являлась для нас большим развлечением за время нашего пребывания в Тобольске. Великие княжны в особенности горячо пристрастились к этому новому спорту».

Здесь нужно заметить, что такими занятиями, как, например, прополка сорняков в огороде, великие княжны не гнушались и до ареста. Старшие дочери во время Первой мировой войны были загружены до предела. Императрица всегда прилагала усилия к тому, чтобы оказать реальную помощь ближним, и привлекала детей к делу благотворительности.

Образование

Образованием детей в основном занималась Александра Феодоровна. Пьер Жильяр, вспоминая первые свои уроки с Ольгой и Татьяной, которым было тогда соответственно десять и восемь лет, так описывал отношение императрицы к учебным занятиям дочерей: «Императрица не упускает ни одного моего слова; у меня совершенно ясное чувство, что это не урок, который я даю, а экзамен, которому я подвергаюсь… В течение следующих недель императрица регулярно присутствовала на уроках детей… Ей часто приходилось, когда ее дочери оставляли нас, обсуждать со мной приемы и методы преподавания живых языков, и я всегда поражался здравым смыслом и проницательностью ее суждений». Жильяр явно был удивлен таким отношением государыни и «сохранил совершенно отчетливое воспоминание о крайнем интересе, с каким императрица относилась к воспитанию и обучению своих детей, всецело преданная своему долгу». Он рассказывает о том, что Александра Феодоровна хотела внушить дочерям уважение к наставникам, «требуя от них порядка, который составляет первое условие вежливости… Пока она присутствовала на моих уроках, я всегда при входе находил книги и тетради старательно расположенными на столе перед местом каждой из моих учениц. Меня никогда не заставляли ждать ни одной минуты».

Читайте также  Сколько спит ребенок в 11 месяцев днем

Не один Жильяр свидетельствует о таком внимании государыни к учебным занятиям своих детей. Софи Бухсгевден также пишет: «Ей нравилось присутствовать на уроках, обсуждать с учителями направление и содержание занятий». Да и сама Александра Феодоровна рассказывала императору в письме: «Дети начали свои зимние уроки. Мария и Анастасия недовольны, но Беби все равно. Он готов еще больше учиться, так что я сказала, чтобы уроки продолжались вместо сорока пятьдесят минут, так как теперь, слава Богу, он гораздо крепче».

Некоторые противники канонизации царской семьи возмущались, как могли православные родители, имеющие возможность выбирать наставников для своих детей, назначить учителями к ним иностранцев, инославных. Обратившись к воспоминаниям A.А. Танеевой, посмотрим, ошиблась ли в этом августейшая чета:
«Старшим учителем, который заведовал их образованием, был некий П.В. Петров. Он назначал к ним других наставников. Кроме него, из иностранцев были Mr. Gibbs и Mr. Gilliard. Первой их учительницей была госпожа Шнейдер, бывшая раньше учительницей великой княжны Елизаветы Феодоровны. Она же потом обучала русскому языку молодую государыню и так и осталась при дворе. У Трины – так ее называла государыня – был не всегда приятный характер, но она была предана царской семье и последовала за ней в Сибирь. Из всех учителей дети их величеств больше всего любили Gilliard’a, который сначала учил великих княжон французскому языку, а после стал гувернером Алексея Николаевича; он жил во дворце и пользовался полным доверием их величеств. Mr. Gibbs’a тоже очень любили; оба последовали в Сибирь и оставались с царской семьей, пока большевики их не разлучили».

Даже после ареста всей семьи, не зная, что ожидает их в будущем, августейшие родители решили, что дети не должны прерывать учебу. «По мере выздоровления их Высочества принялись за уроки, но так как учителей к ним не допускали, за исключением тоже арестованного Жильяра, то эти обязанности ее Величество разделила между всеми. Она лично преподавала всем детям Закон Божий, его Величество – Алексею Николаевичу географию и историю, великая княжна Ольга Николаевна – своим младшим сестрам и брату английский язык, Екатерина Адольфовна Шнейдер – арифметику и русскую грамматику, графиня Генне – историю, доктору Деревенько было поручено преподавание Алексею Николаевичу естествознания, а мой отец занимался с ним русским чтением. Они оба увлекались лирикой Лермонтова, которого Алексей Николаевич учил наизусть; кроме того, он писал переложения и сочинения по картинам, и мой отец наслаждался этими занятиями», – писала Т.С. Мельник-Боткина.

Развлечения

То, что царские дети никогда не сидели без дела, вовсе не значит, что они вообще не отдыхали. Детские игры государыня тоже считала делом, причем делом весьма важным: «Просто преступление – подавлять детскую радость и заставлять детей быть мрачными и важными… Их детство нужно по мере возможности наполнить радостью, светом, веселыми играми. Родителям не следует стыдиться того, что они играют и шалят вместе с детьми. Может, именно тогда они ближе к Богу, чем когда выполняют самую важную, по их мнению, работу».

Родителей, которые захотят послушаться мудрого совета императрицы Александры Феодоровны, эти слова могут предостеречь сразу от двух ошибок. Первая: у взрослых есть склонность резко ограничивать ребячьи забавы, при этом часто забывают, что дети есть дети и нельзя постоянно приносить их игру в жертву занятиям, пусть даже самым важным. Вторая ошибка: пустить ребенка на самотек, не интересуясь его занятиями в часы досуга, как, например, делают многие мамы, разрешая детям часами напролет играть в компьютерные игры. Организовать детскую игру ненавязчиво и мудро – большой талант. К счастью, у царских детей были мудрые, любящие родители, всегда готовые разделить их забавы, а потому отдых великих княжон и наследника всегда был веселым и здоровым.

Если бы сейчас родители сами играли с детьми или хотя бы просто вдумывались, во что играют и как развлекаются их чада, можно было бы избежать многих бед. Это не преувеличение. Что такое для ребенка игра? Акт творчества, познания, первые уроки жизни. Нормальная детская игра развивает ребенка, учит его принимать решения, быть самостоятельным. Правда, это не значит, что детские игры надо строго регламентировать. Иначе родители, испугавшись впасть в две первые ошибки, совершат третью – станут постоянно вмешиваться в игру ребенка «со своей взрослой колокольни», желая сделать ее правильной и «развивающей».

Государь Николай Александрович тоже очень любил проводить время с детьми, играя с ними. «Во время дневных прогулок государь, любивший много ходить, обыкновенно обходил парк с одной из дочерей, но ему случалось также присоединяться к нам, и с его помощью мы однажды построили огромную снеговую башню, которая приняла вид внушительной крепости и занимала нас в продолжение нескольких недель», – пишет П. Жильяр. Благодаря Николаю Александровичу его дети полюбили физические упражнения. Сам государь, по рассказу Юлии Ден, любил бывать на свежем воздухе, он был отменным стрелком, превосходным спортсменом. У него были чрезвычайно сильные руки. Излюбленным его развлечением являлась гребля. Он любил байдарку и каноэ. Когда императорская семья отдыхала в финских шхерах, государь проводил на воде целые часы.

Внешних развлечений, вроде выездов, балов, царские дети практически не знали. Они сами придумывали себе занятия, кроме игр на воздухе, прогулок и физических упражнений, – например, организовывали домашние театральные постановки. Эти маленькие пьесы всегда становились радостным событием, давали и детям, и родителям душевное отдохновение даже в трагические дни их заключения. Великие княжны очень любили решать головоломки. А царевич Алексей, как любой мальчик, собирал в карман всякие мелочи – гвозди, веревки и др.

Большой радостью были для царских детей летние поездки в шхеры или в Крым. Во время этих путешествий матросы учили детей плавать. «Но и кроме купания, в этих поездках было много радостного: катание на шлюпках, поездки на берег, на острова, где можно было возиться, собирать грибы. А сколько интересного на яхтах и судах, их сопровождавших! Гребные и парусные гонки шлюпок, фейерверк на островах, спуск флага с церемонией», – вспоминает П. Савченко.

Вся семья любила животных. Кроме собак и кота, у них был осел Ванька, с которым очень любил играть цесаревич. «Ванька был бесподобное, умное и забавное животное, – вспоминает П. Жильяр. – Когда Алексею Николаевичу захотели подарить осла, долго, но безрезультатно обращались ко всем барышникам в Петербурге; тогда цирк Чинизелли согласился уступить старого осла, который по дряхлости уже не годился для представлений. И вот таким образом Ванька появился при дворе, вполне оценив, по-видимому, дворцовую конюшню. Он очень забавлял нас, так как знал много самых невероятных фокусов. Он с большой ловкостью выворачивал карманы в надежде найти в них сладости. Он находил особую прелесть в старых резиновых мячиках, которые небрежно жевал, закрыв один глаз, как старый янки».

Так, по воспоминаниям людей, близко знавших императорскую семью, проводили досуг четыре дочери и сын императора Николая II. Их игры и развлечения способствовали единению семьи не только в радости, но и в горе, когда в заточении императорская семья явила даже враждебно относящимся к ним людям удивительный пример любви, единодушия и сплочения перед лицом смертельной опасности.

Царское детство: Как воспитывали и как наказывали монарших отпрысков в России

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Благополучное детство Алексея Михайловича Романова

Кому с детством повезло, так это Алексею Михайловичу. В младенческом возрасте за ним с лаской и любовью ухаживала матушка Е.Л.Стрешнева, которая прекрасно помнила, каково быть сиротой. В возрасте пяти лет к воспитанию мальчика в духе православия подключились его дед и патриарх Филарет, а позднее – боярин Борис Морозов, ярый «западник». Приставленный к царевичу дьяк учил его по персональному древнерусскому букварю, с титлами и заповедями. К десяти годам любознательный Алексей освоил Часовник, Деяния апостолов, Охтой (нотная грамота для богослужений), умел бойко читать, писать и петь стихиры и каноны по крюковым нотам.

От Б.И. Морозова царевичу досталась «потеха»: детские латы, изготовленные немецким мастером П. Шальтом, игрушечный конь и картинки по три алтына в Овощном ряду. Детская библиотека Алексея содержала 13 томов, там были не только богослужебные книги, но и изданные в Литве Космографии, Грамматики и Лексикона. Морозов первым облачил царевича в немецкую одежду. Разностороннее воспитание благоприятно сказалось в зрелые годы разумного правления Алексея Михайловича (Тишайшего).

«Золотой мальчик» Петр II

В противоположность Алексею Михайловичу детство его правнука Петра II прошло в невежестве и забавах. Мать Петра, София-Шарлотта Брауншвейг-Вольфенбюттельская, умерла через несколько дней после его рождения. Отец, царевич Алексей Петрович, сыном не занимался, по большей части пребывал за границей, а спустя два года был насильственно привезен в Россию и умерщвлен в Петропавловской крепости.

В младенчестве за цесаревичем Петром надзирала няня, гофмейстерша Роо, заранее выбранная матерью, и две малограмотных протеже отца из Немецкой слободы – вдова портного и вдова трактирщика. «Мамки» поили младенца вином, чтобы не хныкал. После гибели сына Петр I прогнал вдов, а Меньшиков по его поручению приставил к внуку императора пажа Екатерины С.А. Маврина и танцмейстера Нормана, бывшего моряка. В семь лет за юного Петра взялся И.А. Зейкин, карпатский русин. Учили царевича морскому делу, истории, географии, математике и латыни.

Читайте также  Ребенок отстегивает ремень безопасности

Однако, мальчику наука шла не впрок. Обладая умом «живым и проницательным», по словам Х.Г. Манштейна, он отличался полным неприятием серьезных занятий. Втянутый в 9-ти летнем возрасте в круг недетских забав Иваном Долгоруковым, царевич Петр увлекся охотой и застольями с обильным возлияниями. «Часы, свободные от верховой езды, охоты, развлечений, проходят в слушании пустых россказней», — писал в донесении резидент английской разведки. Петру II не дано было повзрослеть и остепениться. Он умер от оспы в возрасте 14 лет.

Трудное детство в императорской семье

Но подобной свободы царским детям больше не выпадало. Так, при Павле I режим воспитания в императорской семье был весьма жесткий. В 1800 году Император назначил 55-летнего генерала М.И. Ламсдорфа воспитателем своих детей, Николая и Михаила, предупредив: «Не сделайте из моих сыновей таких повес, как немецкие принцы». И Ламсдорф постарался. Будущего императора Николая I и его брата пороли розгами, щипали, лупили линейкой, били головой об стену. «Граф Ламсдорф сумел внушить нам одно чувство – страх, — писал Николай I спустя годы. – Его строгость с запальчивостью отнимала у нас чувство вины, оставляя досаду за грубое обращение, часто незаслуженное».

Памятуя о несчастливом детстве, император Николай I запретил физические наказания. Средством воспитания стали: ограничение в еде и запрет на встречу с родителями. Маленьких могли поставить в угол. Так, будущий Александр II из-за невыученного стихотворения обедал одним супом, а за «необыкновенную апатию» на уроке истории царственный отец запретил мальчику подходить к нему перед сном.

Но самое суровое детство выпало на долю детей Александра III. «Мне фарфора не нужно. Мне нужны нормальные, здоровые, русские дети», — объявил он, принимая английские обычаи, близкие к аскетизму. Царственные мальчики и девочки спали на волосяных матрасах, кушали на завтрак овсянку и принимали холодные ванны. За воспитанием будущего Николая II, его братьев и сестер следила типичная английская няня Элизабет Франклин.

Детям были привиты строгие правила этикета, послужившие причиной голодных страданий, а цесаревича Николая заставившие пойти на святотатство. Так, на семейных обедах, где было много приглашенных, еду по регламенту подавали сначала Александру III с Императрицей, потом гостям, в последнюю очередь детям. Когда императорская чета заканчивала кушать, тарелки тут же уносили. Великая княгиня Ольга вспоминала, что они с братьями едва успевали проглотить один или два куска. «Мы не могли зайти украдкой в буфет и попросить бутерброд или булку, — вспоминала Ольга. — Такие вещи просто не делались». А Николай, вконец изголодавшись, однажды проглотил начинку крестильного крестика – кусочек пчелиного воска с частицей Животворящего креста.

Щадящий режим цесаревича Алексея

По воспоминаниям Великого князя Александра Михайловича (Сандро), с 7 до 15 лет жизнь мальчиков в императорской семье превращалась в прохождение службы. Каждому юноше присваивалось звание офицера полка и выдавался соответствующий мундир.
В 6 утра – подъем, чтение молитв на коленях и холодная ванна. На завтрак чашка чая и хлеб с маслом. С 8-ми утра уроки фехтования, гимнастики, артиллерии, — в каждом дворце имелась пушка для учебной стрельбы. Далее, до 6-ти вечера с перерывом на обед они изучали Закон Божий, историю, географию, математику, иностранные языки – словом, полный гимназический курс на дому. Кроме этого, мальчиков учили верховой езде и штыковой атаке.

Цесаревич Алексей, единственный сын Николая II, избежал участи дядьев и кузенов, но счастлив оттого не был. Врачи диагностировали гемофилию на второй день жизни младенца, увидев, что пупок продолжает кровоточить. Любой синяк для мальчика превращался в проблему, любой толчок мог привести к внутреннему кровотечению.

Алексей получал классическое образование, но вместо скачек и фехтования он занимался танцами и музыкой. Вместе с тем он был атаманом всех казачьих войск по праву рождения, а в 11 лет получил звание ефрейтора.

Цесаревич был подвижным мальчиком, мечтал ездить на велосипеде, играть в теннис с сестрами, что было категорически запрещено. Учитель французского языка Пьер Жильяр писал в мемуарах, как не уследил за Алексеем, тот упал и стукнулся коленом об угол скамейки. На следующий день цесаревич уже не смог встать. Вся нога опухла и причиняла сильную боль.

Придворный врач давал мальчику 16 лет жизни, но в 13 лет цесаревича настигла смерть от пули красноармейца.

Духовно-нравственные аспекты воспитания детей в Царской Семье

Самодержавные монархи редко имеют время излагать свои воззрения в пространных концептуальных документах. Монархи действуют на основе своего мировоззрения; они проповедуют действием, предоставляя другим теоретическое обоснование этих действий.

В допетровские времена образование и воспитание в России находились в ведении Церкви и духовенства, что определяло их национальный и религиозно-нравственный характер.

С Петра I обращается внимание как на обучение полезным знаниям, так и на религиозное и нравственное просвещение народа, причем Церкви и духовенству поручалось следить за делом религиозного и нравственного просвещения. С того же времени начинается заведение и домашнего воспитания и образования, преимущественно в домах дворянства и аристократии. Для этого выписывались воспитатели из Франции, Швейцарии и других европейских стран. Но, несмотря на это, обучение и воспитание при Петре и при Екатерине II отличались духом патриотизма и были строго национальны. Это давало возможность получить для самостоятельной жизни и полезной общественной жизни людей, бодрых духом и телом, любящих свой народ и своё Отечество, преданных учению Православной веры, своей Верховной власти и законному Правительству.

Большой вред русскому народу и русскому государству был нанесен в царствование императора Александра I, когда всемогущим владыкой в деле просвещения был поляк Адам Чарторыйский.

При Александре II либеральные реформы в образовании продолжились, и только Александр III ясно и определенно повёл русскую национальную политику в области просвещения. Его преемник государь-страстотерпец Николай Александрович видел себя продолжателем политики своего отца в этой области.

Не будет далеким от истины утверждение, что основные мысли «Московского сборника» К.П. Победоносцева, изданного в самом начале царствования (в 1896 г.), были тождественны с исходными взглядами царя. Так, во всяком случае, полагали современники этого издания.

«Московский сборник», касаясь вопроса о народном образовании, замечает: «Понятие о народной школе есть истинное понятие, но к несчастью его перемудрили повсюду новой школой. По народному понятию, школа учит читать, писать и считать; но в нераздельной связи с этим учит знать Бога и любить Его, и бояться, любить Отечество, почитать родителей». [2, с.45]

И самым ярким примером воспитания в этом духе детей может служить семья императора-страстотерпца Николая II.

Видеть в каждом человека. В Царской Семье это было не просто принципом, но образом жизни. Известные простота и скромность этой семьи не были наигранными, к тому же они вовсе не приносили ей популярности. Напротив, больше всего царя и царицу осуждали именно за эти качества. В личной жизни Царская Семья вообще не делала различий между социальными ступенями. Ценился в первую очередь человек, его индивидуальные качества.

Взгляды государя и его семьи на человеческие взаимоотношения были рыцарски благородными, чистыми, проникнутыми доброжелательством, и атмосфера, в которой протекала их домашняя, скромная однообразная жизнь, являлась тому наглядным доказательством. Во время семейных бесед их разговор был всегда далек от всяких мелких пересудов, затрагивавших чью-либо семейную жизнь и бросавших какую-либо тень на одну из их сторон. Государь требовал от своих детей уважения и внимания к нуждам любого человека даже в мелочах, из которых, как известно, складывается целое.

Николай Дмитриевич Семенов-Тян-Шанский вспоминал: «Государь очень хорошо плавал и любил купаться. После продолжительной гребли на двойке в финских шхерах мы причаливали к какому-нибудь островку и купались. В этих редких случайных встречах государь проявлял необыкновенную простоту в общении. Когда мы были в воде, цесаревич, разрезвившийся на берегу (он не купался), сбил мои вещи, аккуратно сложенные на скамейке, в песок. Я начал было выходить из воды, желая подобрать вещи, так как был ветер, и их разбрасывало; Его Величество, обращаясь ко мне, сказал: «Оставьте вещи, Алексей их уронил, он и должен их собрать» — и, обращаясь к наследнику, заставил его поднять мои вещи». [1, с.103]

Подумаем, а не упускаем ли мы наших детей именно в таких, незначительных на первый взгляд, мелочах, не позволяем ли благодаря «пустякам» развиться в неокрепшей детской душе эгоизму и невниманию к другим людям?

Вот еще один из главных принципов воспитания: не прятать детей от жизни не только в радостных, но и в скорбных ее проявлениях. А, казалось бы, как просто было окружить детей императора только приятными вещами! Но такое просто не приходило в голову августейшим родителям. В полной мере это проявилось во время Первой мировой войны, когда не только сама государыня, но и ее юные дочери работали в госпиталях и посещали раненых.

Также воспитывали и сына. Чтобы показать мальчику, наследнику, реальную жизнь его будущих подданных, страдания войны, государь брал с собой Алексея Николаевича на фронт, невзирая на то, что это приносило некоторый ущерб его здоровью и учению.

«Что касается детей, то долг родителей — подготовить их к жизни, к любым испытаниям, которые ниспошлет им Бог», — писала императрица Александра Федоровна. [3, с.387]

Но при этом царская чета оберегала детей от всего непотребного. Да, царевич и царевны видели не только красоту, но и горесть жизни. Но они не знали мерзостей порока. Старшие царевны видели гнойные раны солдат, ампутированные руки и ноги. Смрад ран они могли ощутить — смрада человеческих пороков не ощущали даже в заключении, когда похабники-караульные всячески пытались оскорбить чистоту юных девушек.

Читайте также  Пучит ребенка 1 месяц

В императоре и императрице не было ни капли родительского эгоизма. Огромная любовь к детям, которой жила Александра Федоровна, не перешла в превозношение детей.

Чему же учила детей святая императрица Александра Федоровна? Из письма к дочери Ольге: «Девочка моя, ты должна помнить, что одна из главных вещей — быть вежливой, а не грубой и в манерах, и в словах. Грубые слова в устах детей — это более чем некрасиво. Всегда обдумывай свое поведение, будь честной, слушай старших. » [1, с.110]

«Дети должны учиться самоотречению, — рассуждала императрица. — Они не смогут иметь все, что им хочется. Они должны учиться отказываться от собственных желаний ради других людей. Им следует также учиться быть заботливыми. Беззаботный человек всегда причиняет вред и боль ненамеренно, а просто по небрежности. Для того чтобы проявить заботу, не так уж много нужно — слово ободрения, когда у кого-то неприятности, немного нежности, когда другой выглядит печальным, вовремя прийти на помощь тому, кто устал. Дети должны учиться приносить пользу родителям и друг другу. Они могут это сделать, не требуя излишнего внимания, не причиняя другим забот и беспокойства из-за себя. Как только они немного подрастут, детям следует учиться полагаться на себя, учиться обходиться без помощи других, чтобы стать сильными и независимыми». [3, с.388]

Христианские принципы жизни царской четы становились принципами воспитания детей: «Любовь — это самое великое в мире. Мы должны стараться, чтобы все, что мы делаем, вся наша жизнь были на благо другим людям. Мы должны так жить, чтобы никому не навредить, чтобы наша жизнь служила примером для других.

Даже то, что нам не нравится, мы должны делать с любовью и тщанием, и перестанем видеть то, что было нам неприятно. Мы должны оказывать помощь не только когда нас об этом попросят, но сами искать случая помочь. Наполните любовью свои дни. Забудьте себя и помните о других. Если кому-то нужна ваша доброта, то доброту эту окажите немедленно, сейчас. Завтра может быть слишком поздно. Любовь не вырастает, не становится великой и совершенной вдруг и сама по себе, но требует времени и постоянного попечения. Всегда любить — это долг» (царица-мученица Александра Федоровна). [1, с.112]

Зачем нужно послушание в детях?

Государыня Александра Федоровна не затруднилась бы ответить на этот вопрос. «Послушай, дорогая, — пишет она самой «трудной» своей дочери, Ольге, — ты должна стараться быть послушнее. Когда я тебе велю что-то делать, делай это сразу, даже если другие заняты чем-то своим. Учись послушанию, пока ты еще мала, и ты приучишься слушаться Бога, когда станешь старше». [1, с.115]

Послушание нужно детям не для того, чтобы потешить родительскую гордыню, а чтобы научиться слушаться Бога; приобрести разумное послушание, т.е. христианскую добродетель, — одно из условий спасения. И если разумные родители проецируют детское послушание на высшее — на Бога, естественно, они будут стараться и сами вести себя по-христиански.

Обучая детей послушанию, императрица строга и последовательна: «Скажем, есть вещи, которые тебе нравится делать, но ты знаешь, что я их запретила, — стремись их не делать, даже если мое запрещение кажется тебе странным, и ты не понимаешь его причины, но я-то её знаю и знаю, что это для твоей пользы. Быстрее выполняй мои распоряжения, а не тяни время, чтобы посмотреть, делают ли другие. Ты должна показать хороший пример, а другие ему будут следовать. Внуши им, что нужно слушаться меня и папу и, конечно, Мари и С.И. Я сама была маленькой девочкой, меня учили слушаться, и я благодарна тем, кто меня учил, был строг со мной». [3, с.408] Совершенно верно: есть родительские требования, которые детьми должны, безусловно, выполняться. Запреты должны быть разумными, немногочисленными, но четкими: раз нельзя — так нельзя. Однако почему в письме Александры Федоровны не ощущается духа приказа? Только материнские любовь и теплота. Потому что любовь определяла в жизни императрицы все, а менторство вообще было ей чуждо как христианке.

Царская Семья — это пример истинно православного воспитания, привития детям таких богоугодных черт характера как доброта, честность, простота, кротость, всепрощение, сочувствие, скромность. Мы видим, какое огромное внимание уделялось православному воспитанию.

Весь внешний и духовный уклад быта Царской Семьи представлял собою типичный образец чистой, патриархальной жизни простой русской религиозной семьи. Все дети были воспитаны в условиях чрезвычайной скромности и простоты, приучались не любить роскоши. Император и императрица были верны принципам их собственного воспитания: походные кровати без подушек, холодные купания, простая еда (говядина, свинина, борщ и гречневая каша, вареная рыба, фрукты).

Государь с детства был приучен к физической работе и приучал к ней с ранних лет и своих детей. Царевич Алексей в парке Александрия, возле Петергофа, сам посеял, вырастил и убрал пшеницу.

Находясь в заточении, царские дети с отцом по своему желанию сами заготавливали дрова на зиму, выращивали овощи на огороде, расчищали дорожки от снега и т.д., причем делали это, как свидетельствуют их письма, с большим удовольствием.

Эти дети не жили в монастыре. Они вращались в миру полном роскоши и разврата, но оставались скромными и чистыми, как будто ничто грязное и жестокое не затронуло их души. Весь быт этой семьи оставался таким, дети росли в обстановке любви и чистоты.

Таким образом, детей в Царской Семье воспитывали строго, но с любовью к Богу, родителям и окружающим. Несмотря на то, что Николай II был главой огромного государства, детей своих он воспитывал в строгости, без всяких излишеств и мог служить примером для любого христианина. Пример воспитания в этой семье — не единичное явление, а целый пласт в нашей отечественной духовной культуре.

Принципы воспитания русских монархов, которые пригодятся современным родителям

Может показаться, что маленьких монархов много баловали. Однако внуки Екатерины II, например, засыпали под гром пушек. Учителя у цесаревичей были весьма бескомпромиссными людьми. Но невероятно изобретательными.

У юных монархов был плотный график. И не удивительно. Будущему правителю надлежало знать науки, разбираться в искусстве, быть физически здоровым. Но как наставники добивались послушания от особ царских кровей?

Принципы воспитания русских монархов

Воспитание царских детей — огромная ответственность

Образованием и культурно-нравственным воспитанием юных монархов занимались специальные учителя. Как правило, на долгое время во дворец переезжал опытный наставник. Кандидата отбирали тщательно. Будущий учитель должен был стать живым примером. Процедура найма включала изучение родословной, психических и нравственных качеств кандидата. И, конечно, проверяли его образование.

Вместе с этим подопечные нередко привязывались к учителям. Подобное отношение открывало для наставников новые перспективы при дворе.

Развитие интереса к чтению

Алексей Романов (Сын Николая II)

Сын Николая II

Монархи с детства много читали. Для того, чтобы вызвать интерес, наставники зачастую прибегали к хитростям. Например, по их заказу отливались маленькие свинцовые буквы, не больше оловянного солдатика. Алфавит князья учили играя. В подростковом возрасте хитрости менялись. Иногда во дворце издавали специальные газеты. В издании равномерно распределяли истории с участием самого монарха.

Иностранные языки изучали только с носителями. В возрасте трёх-четырёх лет к детям приставляли иностранного преподавателя. Такая методика давала великолепные плоды. В возрасте пяти лет, как правило, дети понимали французский и немецкий язык. Воспитанники постарше читали книги на латыни без перевода.

Физическое развитие детей

Известно, что Екатерина II сетовала на упущенное физическое воспитание внука Павла. Императрица была убеждена, что ребёнка с детства душили заботой. Екатерина была сторонницей закаливания в раннем возрасте и постоянных физических упражнений. Два других её внука — Константин и Александр — росли как раз в таких условиях. Юноши спали на твёрдых кроватях в комнатах, где всегда были открыты окна. А под окнами гремели пушки. Так дети приучались к постоянному грохоту.

В список обязательных физических упражнений входили танцы и верховая езда. Также дети монархов обучались фехтованию. В течение дня соблюдался режим. Монархи спали, учились, тренировались и ели строго по расписанию.

Традиции трудового воспитания

Обязательный пункт системы воспитания монархов — ручной труд. На какое-то время князья становились малярами, столярами, кучерами. Детей запросто могли отправить полоть огород. Добровольный труд был в расписании подрастающих монархов вплоть до 1918 года.

Формы поощрения тоже были специфическими. Один из примеров — возможность финансово помочь нуждающимся. Такую привилегию нужно было ещё заслужить. Как правило, ею награждали за отличную успеваемость и примерное поведение.

Социальные принципы воспитания

С конца XVIII века одним из обязательных компонентов воспитания стало общение со сверстниками. Из лучших столичных академий в класс к будущему монарху попадали несколько воспитанников. Отбор проходил по жребию. Цесаревичи не только учились вместе с детьми из других прослоек общества. Наставники разрешали им вместе играть, заниматься физкультурой и трудом. Ставку делали не только на развитие социальных навыков. Большую роль играла атмосфера состязания, которой не могло быть на индивидуальном обучении.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: