Нервная система ребенка 2 месяца

Синдром гипервозбудимости у детей

Синдром гипервозбудимости у детей

Синдром гипервозбудимости у детей – симптомокомплекс у детей раннего возраста, характеризующийся различными соматовегетативными расстройствами и повышенной нервно-рефлекторной возбудимостью. Синдром гипервозбудимости у детей проявляется двигательным беспокойством, тремором подбородка и конечностей, беспричинным плачем, нарушением сна, повышенным мышечным тонусом, частыми и обильными срыгиваниями и т. д. Для выявления органической основы синдрома гипервозбудимости детям проводится нейросонография, дуплексное сканирование сосудов головного мозга, ЭЭГ, ЭНМГ, УЗИ или рентгенография шейного отдела позвоночника. Лечение синдрома гипервозбудимости у детей проводится детским неврологом и может включать медикаментозную терапию, массаж, водные процедуры, ЛФК.

Синдром гипервозбудимости у детей

Общие сведения

Синдром гипервозбудимости у детей (синдром повышенной нервно-рефлекторной возбудимости) – комплекс патологических проявлений, развивающихся у детей с легкой формой перинатального поражения нервной системы. У детей раннего возраста синдром гипервозбудимости диагностируется в 42-44% случаев. В отечественной и зарубежной детской неврологии сложилось различное отношение к синдрому гипервозбудимости у детей. Так, отечественные неврологи рассматривают данное состояние исключительно как патологический синдром, в то время как их зарубежные коллеги склонны считать его скорее пограничным состоянием, не всегда требующим активной коррекции. Вместе с тем, по имеющимся наблюдениям, неблагоприятное течение синдрома гипервозбудимости у ребенка и отсутствие своевременной терапии может являться риск-фактором развития стойких невротических расстройств.

Синдром гипервозбудимости у детей

Причины гипервозбудимости у детей

Синдром гипервозбудимости может являться следствием перинатальной патологии ЦНС (гипоксической, травматической, инфекционной, токсико-метаболической) или других заболеваний детей раннего возраста.

Чаще всего причина синдрома гипервозбудимости у детей кроется в неблагополучном течении беременности и родовых травмах новорожденного, приводящих к внутриутробной гипоксии и поражению ЦНС. Этому могут способствовать токсикозы беременности, фетоплацентарная недостаточность, инфекционные заболевания будущей мамы, преждевременные роды, переношенная беременность, затяжное или стремительное родоразрешение, узкий таз роженицы и др. Неблагоприятным образом на развитие нервной системы плода влияет неконтролируемый прием будущей мамой лекарственных препаратов, табакокурение, употребление алкоголя, вызывающее фетальный алкогольный синдром. Поэтому дети с синдромом гипервозбудимости часто имеют клинический диагноз «перинатальная энцефалопатия».

Появление преходящей гипервозбудимости у детей может быть связано с нарушением реакции адаптации вследствие стресса, заболеваниями детского возраста (кишечными коликами, прорезыванием зубов, спазмофилией и рахитом, грыжами, дисбактериозом и пр.). Наконец, к гипервозбудимости склонны дети с особенностями темперамента (холерическим типом реагирования). Синдром гипервозбудимости характерен для детей с нервно-артритическим диатезом.

Симптомы гипервозбудимости

Проявления синдрома гипервозбудимости обычно развиваются в первые месяцы жизни ребенка. Основные признаки синдрома гипервозбудимости у детей включают соматовегетативные расстройства, повышенную нервно-психическую возбудимость и одновременно истощаемость.

У детей с синдромом гипервозбудимости отмечается усиленная спонтанная двигательная активность, нарушение сна (удлинение периода бодрствова­ния, трудности засыпания, прерывистый сон, вздрагивания во сне). Несмотря на хороший уход и достаточное количество пищи, дети ведут себя беспокойно, часто и беспричинно плачут. Во время крика у ребенка развиваются вегетативные реакции: акроцианоз, мраморность или покраснение кожных покровов, тахипноэ, тахикардия, усиление потливости. Дети с синдромом гипервозбудимости плохо берут грудь, часто прерываются во время кормления, склонны к обильным срыгиваниям, пищеварительным расстройствам (чередованию поносов и запоров), плохого прибавляют в весе.

Характерными признаками синдрома гипервозбудимости у детей служат перемен­ный мышечный тонус, тремор подбородка и рук, клонусы стоп, оживление врожденных безусловных рефлексов (спонтанного рефлекса Моро), горизонтальный нистагм. Различные внешние стимулы вызывают у детей быстрое развитие двигательных, сенсорных и эмоциональных реакций, которые столь же быстро угасают, что свидетельствует о повышенной психической истощаемости.

У не­доношенных детей синдром гипервозбудимости обычно является отражением снижения порога судорожной готовности, поэтому у таких малышей могут легко развиваться судороги (при гипертермии, действии чрезмерных раздражителей и т. п.).

В случае благоприятного течения выраженность проявлений синдрома гипервозбудимости у детей обычно уменьшается к 4-6 месяцам и исчезает в сроки до 1 года. В противном случае, по мере развития ребенка может обнаруживаться негрубое отставание в психомоторном и речевом развитии, гиперактивность, энурез, энкопрез, заикание, тики, парасомнии, тревожные расстройства, эпилепсия.

Диагностика у детей

Правильная оценка причин и проявлений синдрома гипервозбудимости у детей может быть дана только детскими специалистами: педиатром и детским неврологом. Осмотр таких детей должен проводиться осторожно, поскольку незнакомая обстановка, раздевание, касание тела холодными инструментами может вызвать у ребенка сопротивление обследованию, повышение тонуса мышц, плач, затрудняющие интерпретацию объективных данных.

После сбора перинатального анамнеза для уточнения диагноза может потребоваться инструментальное дообследование: УЗИ и рентгенография шейного отдела позвоночника, нейросонография, УЗДГ и дуплексное сканирование сосудов головного мозга, электроэнцефалография, электронейромиография. Дополнительные исследования дают представление о наличии или отсутствии органических поражений ткани и сосудов головного мозга, особенностях протекания электрофизиологических процессов в нервно-мышечной ткани.

Главной задачей диагностики синдрома гипервозбудимости у детей является определение его причин (неврологических, метаболических, психологических, соматических и др.), отчего будет зависеть лечебная тактика.

Лечение синдрома гипервозбудимости у детей

При синдроме гипервозбудимости, связанном с перинатальным поражением ЦНС, на первом году жизни детям показаны неоднократные курсы массажа, ЛФК, гидротерапии (плавание, солевые и хвойные ванны), физиотерапии (электрофорез, амплипульстерапия, парафиновые аппликации и др.), фитотерапия (седативные сборы и чаи). Дети с синдромом гипервозбудимости нуждаются в четком соблюдении режима дня, комфортной спокойной обстановке, длительных прогулках на свежем воздухе. При необходимости, по назначению врача, проводится медикаментозное лечение с назначением ноотропных, сосудистых, седативных, мочегонных, противосудорожных препаратов.

По мере его взросления ребенку может потребоваться помощь логопеда и детского психолога.

Прогноз и профилактика

Профилактика синдрома гипервозбудимости у детей заключается в предупреждении перинатального поражения ЦНС: внутриутробной гипоксии и инфицирования плода, внутричерепных родовых травм, повреждений позвоночника у новорожденных и т. д. После рождения малыша наибольшее значение приобретает полноценное вскармливание, закаливание, соблюдение режима, проведение профилактического массажа и гимнастики.

При отсутствии внимания к проблеме гипервозбудимости, все проявления синдрома у детей могут усилиться в раннем и дошкольном возрасте. В будущем у таких детей могут сформироваться стойкие невротические расстройства, нарушения поведения и социальная дезадаптация. Дети с синдромом гипервозбудимости нуждаются в наблюдении невролога и периодических курсах поддерживающей терапии.

Нервная система младенца

Проблема детского здоровья всегда являлась одной из главных в системе государственных приоритетов. Многогранность ее состоит не только в рождении здорового ребенка, но и создание благоприятных условий для его роста и развития. Большое значение придается разработке системы профилактики и лечения больных детей, в том числе детей с врожденной патологией.

В связи с этим особое внимание уделяется нарушениям, возникающим в антенатальном и перинатальном периодах развития. Необходимо отметить, что значительно расширились технические возможности диагностической медицины (в том числе ДНК – диагностика), методы визуализации плода, в связи с чем стала возможной ранняя диагностика заболеваний и пороков развития. Патология раннего детского возраста и особенно новорожденных представляет повышенную сложность для диагностического процесса. В большей степени это относится к неврологическому обследованию. В этом возрасте на первый план выступают общие симптомы, связанные с незрелостью центральной нервной системы. Морфологическая незрелость центральной нервной системы проявляется особенностью ее функционирования, что характеризуется недифференцированностью ответа на различные раздражители, отсутствием стабильности неврологических реакций и их быстрой истощаемостью.

При оценке полученных данных необходимо учитывать состояние матери как в период беременности, так и в процессе родов.

Нарушения в здоровье матери могут привести к угнетению общего состояния ребенка, ослаблению двигательной активности, угнетению или ослаблению условных или безусловных рефлексов.

Состояние новорожденного может значительно изменяться при внутриутробной задержке развития. Кроме того, при осмотре ребенка необходимо учитывать состояние окружающей обстановки: освещенность, шум, температуру воздуха в помещении и др. Для окончательной постановки диагноза проводится неоднократное обследование, так как неврологические симптомы, выявляемые в первый раз, могут исчезнуть при повторном осмотре, или, симптомы, расцененные в первый раз как легкие признаки нарушения ЦНС, в последующим могут стать более значимыми. Оценка неврологического статуса детей первого года жизни, в том числе и новорожденных, имеет ряд особенностей. Так, отмечается преобладание общих реакций вне зависимости от характера раздражающих факторов, а некоторые симптомы, расцениваемые у более старших детей и взрослых как безусловно патологические, у новорожденных и детей грудного возраста являются нормой, отражая степень зрелости определенных структур нервной системы и этапы функционального морфогенеза. Обследование начинают с визуального наблюдения за ребенком. Обращают внимание на положение головы, туловища, конечностей. Оценивают спонтанные движения рук и ног, определяют позу ребенка, анализируют объем активных и пассивных движений. У новорожденного ребенка руки и ноги находятся в постоянном движении. Спонтанная двигательная активность и крик усиливаются перед кормлением и ослабевают после него. Новорожденный хорошо сосет и глотает.

При церебральных нарушениях отмечается резкое снижение спонтанной двигательной активности. Резко снижены или отсутствуют сосательные и глотательные рефлексы. Низкоамплитудный высокочастотный тремор подбородка, ручек при крике или возбужденном состоянии новорожденного относится к физиологическим проявлениям. Новорожденный доношенный ребенок и младенец первых месяцев жизни удерживает преимущественно флексорную позу конечностей, т.е. тонус мышц в сгибателях конечностей преобладает над тонусом в разгибателях, причем тонус в руках выше, чем в ногах и он симметричен. Изменения мышечного тонуса проявляется мышечной гипотонией, дистонией, гипертонией.

Читайте также  Режим жизни детей доу

Мышечная гипотония – один из наиболее часто обнаруживаемых синдромов у новорожденных детей. Она может быть выражена с рождения и носить диффузный или ограниченный характер в зависимости от характера патологического процесса. Встречается при: врожденных формах нервно-мышечных заболеваний, асфиксии, внутричерепной и спинальной родовой травме, поражении периферической нервной системы, хромосомных синдромах, наследственных нарушениях обмена веществ, а также у недоношенных. Поскольку мышечная гипотония часто сочетается с другими неврологическими нарушениями (судороги, гидроцефалия, парезы черепных нервов и др.), последние могут модифицировать характер задержки развития. Следует также отметить, что качество самого синдрома мышечной гипотонии и его влияние на задержку развития будут варьировать в зависимости от заболевания. Дети с пониженной возбудимостью, с синдромом гипотонуса вяло сосут, часто срыгивают.

Синдром мышечной гипертонии характеризуется увеличением сопротивления пассивным движениям, ограничением спонтанной и произвольной двигательной активности. При синдроме мышечной гипертонии следует приложить определенные усилия, чтобы раскрыть кулачки или разогнуть конечности. Причем дети достаточно часто реагируют на это плачем. Синдром гипертонуса встречается при: повышении внутричерепного давления, гнойном менингите, билиарной энцефалопатии, внутриутробной инфекции с поражением ЦНС, после внутричерепного кровоизлияния. У детей с гипертонусом часто возникают трудности с кормлением, так как некоординированы акты сосания и глотания. Отмечаются срыгивания и аэрофагии. Однако надо заметить, что физиологическая гипертония отмечается у детей первых месяцев жизни. Она возникает вследствие отсутствия угнетающего влияния пирамидной системы на спинномозговые рефлекторые дуги. Но, если по мере взросления грудного ребенка, отмечается нарастание мышечной гипертонии и появление односторонних симптомов, то это должно насторожить в плане возможного развития ДЦП. Синдром двигательных расстройств у новорожденных детей может сопровождаться мышечной дистонией (состояние сменяющихся тонусов – мышечная гипотония чередуется мышечной гипертонией). Дистония – проходящее повышение мышечного тонуса то в сгибателях, то в разгибателя. В покое у этих детей при пассивных движениях выражена общая мышечная дистония. При попытке выполнить какое-либо движение, при положительных или эмоциональных реакциях мышечный тонус резко нарастает. Такие состояния называются дистоническими атаками. Синдром легкой преходящей мышечной дистонии не оказывает существенного влияния на возрастное моторное развитие ребенка. Оценить состояние мышечного тонуса может только врач, педиатр и невропатолог, поэтому родители должны помнить, что своевременное обращение к врачу, динамическое наблюдение ребенка специалистами, в срок проведенные необходимые обследования, и выполнение назначений лечащего врача, способны предотвратить развитие каких-либо серьезных нарушений со стороны ЦНС. При оценке неврологического статуса у детей после исследования мышечного тонуса необходимо произвести осмотр головы, измерение ее окружности и сопоставления ее размеров с размерами груди.

Гидроцефалия характеризуется увеличением размеров головы, что связано с расширением желудочковых систем мозга и субарохноидальных пространств за счет избыточного количества цереброспинальной жидкости.

Макроцефалия – увеличение размеров головы, сопровождающееся увеличением массы и размеров головного мозга. Может быть врожденным пороком развития мозга, встречается у детей с фамакозами, болезнями накопления, может быть семейной особенностью. Микроцефалия- уменьшение размеров головы в следствие малых размеров мозга. Врожденная микроцефалия наблюдается при генетических заболеваниях, встречается при перенесенной внутриутробной нейроинфекции, алкогольной фетопатиии, пороках развития мозга и других заболеваниях.

Микрокрания – уменьшение размеров головы вследствие замедленного роста костей черепа и быстрой их оссификацией, с ранним закрытием швов и родничков. Нередко микрокрания является наследственно-конституциональной особенностью. Краниостеноз – врожденный порок развития черепа, который ведет к формированию неправильной формы головы с изменением ее размеров, характеризуется сращением швов, нарушение роста отдельных костей черепа. Краниостеноз обнаруживается уже на первом году жизни и проявляется различными деформациями черепа – башенный, ладьевидный, треугольный и т.д. Очень важно оценивать состояние родничков. При рождении определяется передний (большой) и задний (малый) роднички. Размеры родничка индивидуальны и колеблются от 1 до 3 см. Закрывается большой родничок, как правило, к 1,5 годам. Задержка закрытия родничка может быть связана с высоким внутричерепным давлением, особенностями онтогенеза черепа. Обращают внимание также на наличие гематом, отечности тканей головы, состояние подкожной венозной сети. Нередко у детей первых суток жизни при пальпации обнаруживается отек мягких тканей головы (родовая опухоль), который не ограничен одной костью и отражает физиологическую травму кожи и подкожной клетчатки в родах.

Кефалогематома – кровоизлияние под надкостницу, которое всегда расположено в пределах одной кости. Большие кефалогематомы удаляют, малые рассасываются сами.

Расширенная подкожная венозная сетка на голове свидетельствует о повышенном внутричерепном давлении как за счет ликворного компонента, так и за счет нарушений венозного оттока. Наличие или отсутствие выше перечисленных симптомов может оценить только врач (педиатр или невропатолог), после тщательного осмотра. В случае найденных им изменений, ребенку, возможно, будет назначено необходимое обследование (НСГ, ЭЭГ, доплероисследование сосудов головного мозга и др.), а также лечение. После общего осмотра новорожденного ребенка, оценки его сознания, двигательной активности, мышечного тонуса, состояние костей черепа и мягких тканей головы педиатр и невропатолог оценивают состояние черепно-мозговых нервов, безусловные и сухожильные рефлексы. О состоянии черепно-мозговых нервов у новорожденного можно судить по особенностям его мимики, крику, акту сосания и глотания, реакции на звук. Особое внимание уделяют органу зрения, так как внешние изменения глаз в ряде случаев позволяют заподозрить наличие врожденного или наследственного заболевания, гипоксического или травматического повреждения ЦНС. Врачи-специалисты (педиатр, невролог, офтальмолог) при оценке органа зрения обращают внимание на размеры и симметричность глазных щелей, состояние радужки, наличие кровоизлияния, на форму зрачка, наличие экзофтальма, нистагма, птоза и косоглазия. Состояние более глубоких структур глаза (хрусталика, стекловидного тела, сетчатки) может оценить только врач-офтальмолог. Поэтому, так важно, чтобы уже на первом месяце жизни ребенок был осмотрен не только педиатром и неврологом, но и врачом-офтальмологом.

Нервная система ребенка 2 месяца

Клиническая картина церебральных пароксизмов как эпилептического, так и неэпилептического генеза отличается многообразием проявлений, что приводит порой к диагностическим ошибкам и назначению неадекватной терапии. Следует помнить, что гипердиагностика эпилепсии в перспективе может причинять не меньше вреда пациенту, чем пропущенные случаи. Большинства диагностических ошибок можно избежать благодаря тщательному и подробному сбору анамнестических сведений, грамотному подходу к наблюдению пациента и адекватной оценке инструментальных методов обследования. Описываемый нами случай демонстрирует полиморфизм пароксизмальных состояний в детском возрасте.

Клинический случай

Пациентка В., поступила в неврологическое отделение 3-й ГДКБ Минска в возрасте 1 год 6 месяцев с жалобами на эпизодическое «закатывание» глаз в сторону в течение нескольких секунд, при этом в момент реализации данного пароксизма у ребенка отсутствовала реакция на обращение и звуковые раздражители. Подобные состояния отмечались мамой девочки в течение недели до момента поступления в стационар. Заболевание началось с 2-х эпизодов в течение суток, затем количество пароксизмов увеличилось до 10–15 раз. Предшествующее заболеванию травматическое повреждение центральной нервной системы мамой отрицалось; ранее у ребенка в анамнезе также не отмечалось черепно-мозговых травм, нарушений сознания либо пароксизмальных состояний эпилептического и неэпилептического генеза.

Из анамнеза: ребенок от 2-й беременности, первых срочных родов. Родоразрешение было осуществлено путем вакуум-экстракции в сроке 41 неделя гестации. Беременность протекала на фоне угрозы прерывания по причине ОРВИ в 1-м и 2-м триместрах. Вес при рождении составлял 3 810 г, длина 51 см. Вскармливание искусственное. Развитие ребенка до госпитализации соответствовало возрастной норме, прививки выполнены. За предшествующий период ребенок переносил только простудные заболевания. Хроническую соматическую патологию и оперативные вмешательства мама отрицала. Наследственность и трансфузионный анамнез не отягощены, однако у девочки наличествовала аллергологическая патология (пищевая аллергия на белок коровьего молока).

При поступлении соматический статус без особенностей. Физическое развитие среднее дисгармоничное по весу. Неврологический статус: девочка в сознании, эмоционально лабильна, в поведении адекватна, доступна осмотру и соответствующему возрасту контакту. Сон, со слов матери, спокойный. Со стороны черепных нервов отмечалась легкая асимметрия носогубных складок. Верхние конечности: объем движений и мышечный тонус физиологический. Мышечная сила соответствует возрасту. Трофика мышц без особенностей. Гиперкинезов нет. СПР D=S, оживлены, рефлексогенные зоны не расширены. Брюшные рефлексы D=S, средней живости. Нижние конечности: объем движений физиологический. Мышечная сила соответствует возрасту. Трофика мышц без особенностей. Мышечный тонус ближе к физиологическому, слегка повышен. Гиперкинезов нет. Рефлексы коленные D=S, ахилловы D=S. Патологических стопных знаков нет. Координаторная сфера без особенностей. Ходит самостоятельно с 1 года 1 месяца, несколько ротирует внутрь правую стопу, опора с тенденцией на передний отдел стоп (эпизодическая доброкачественная дистоническая реакция опоры на стопу). Менингеальных симптомов нет. Тазовые органы без патологии.

На вторые сутки пребывания в отделении количество эпизодов отведения глаз в сторону составило порядка 10. Длительность эпизодов колебалась от 5–10 секунд до нескольких минут. Эпизодам отведения глаз сопутствовало расстройство координации легкой степени выраженности, которое исчезало через 5–10 минут после окончания окуломоторного пароксизма.

Выставлен предварительный диагноз: пароксизмальные состояния с наличием эпизодов тонического отведения глаз в сторону неуточненного генеза.

Читайте также  Сколько пить годовалому ребенку

До проведения обследования с целью снижения возбудимости центральной нервной системы ребенку назначен громецин в дозе 0,1 г по 1 таблетке 2 раза в день.

Проведенное электроэнцефалографическое (ЭЭГ) обследование выявило легкие диффузные изменения с признаками нейрофизиологической незрелости. Пароксизмальной активности не зарегистрировано (см. рис. 1). Общий и биохимический анализы крови без патологии.

Рисунок 1. Первичное ЭЭГ-обследование. Легкие диффузные изменения с признаками нейрофизиологической незрелости. При проведении нейровизуализационного исследования (МРТ 2 Тл) выявлены признаки некоторого усиления МР-сигнала в парагиппокампальной области (см. рис. 2а) и незначительного расширения переднего субарахноидального пространства (см. рис. 2б), что может свидетельствовать в пользу перенесенной гипоксически-ишемической перинатальной энцефалопат На третьи сутки количество эпизодов отведения глаз сократилось до 6, при этом их продолжительность не превышала нескольких секунд.

Рисунок 2а. МРТ-исследование. Признаки усиления МР-сигнала в парагиппокампальной области.

Рисунок 2б. МРТ-исследование. Признаки незначительного расширения переднего субарахноидального пространства. На четвертые сутки количество пароксизмов продолжило уменьшаться и составило всего 2 эпизода длительностью 1–2 секунды. При этом ранее сопутствовавших данным состояниям нарушений координации не отмечалось.

На пятые сутки эпизоды отведения глаз полностью прекратились и в последующие дни пребывания в стационаре не повторялись.

Повторные ЭЭГ-обследования, проведенные на третьи и шестые (см. рис. 3а, 3б) сутки от момента госпитализации, региональных и патологических форм биоэлектрической активности не выявили.

Исследование крови на вирусы, бактерии и простейшие не позволило выявить значимого инфекционного фактора в развитии текущего заболевания.

Рисунок 3а. Повторное ЭЭГ-обследование. Легкие диффузные изменения биоэлектрической активности головного мозга. Региональных и патологических форм активности не выявлено.

Рисунок 3б. Повторное ЭЭГ-обследование. Легкие диффузные изменения биоэлектрической активности головного мозга. Региональных и патологических форм активности не выявлено.

Окончательный диагноз: пароксизмальные состояния по типу доброкачественных эпизодов тонического отведения глаз в сторону неэпилептического генеза.

Противоэпилептическая терапия не назначалась. Ребенок выписан домой в удовлетворительном состоянии.

При контрольном осмотре через 2 месяца после выписки из стационара было установлено, что пароксизмальные состояния не повторялись, неврологический статус сохранялся прежним. Девочка продвинулась в психоречевом развитии: увеличился активный и пассивный словарный запас, стала говорить предложениями из двух слов. ЭЭГ-обследование существенных изменений не выявило.

Комментарий

Доброкачественные тонические отведения глаз в сторону у детей — это гетерогенная группа состояний с пролонгированными эпизодами постоянных или преходящих девиаций глазных яблок в противоположное желаемому направление с быстрым возвратом в исходное положение.

Этиология описываемого пароксизмального состояния неоднородна, а патогенез до настоящего времени остается до конца не установленным. По результатам исследований некоторых авторов, заболевание может иметь аутосомно-рецессивную и аутосомно-доминантную природу наследования. У таких пациентов могут выявляться мутации в гене кальциевого канала CACNA1A. Нельзя исключить вариант функционального генеза доброкачественного тонического отведения глаз в сторону вследствие незрелости мозговых структур и нарушения межнейронной коммуникации.

Наиболее часто исследователями рассматривается гипотеза возраст-зависимой дисфункции супрануклеарных путей. Этиологическими факторами симптоматических форм заболевания могут служить повреждения мезенцефальной области — мальформация вены Галена, пинеалома, гидроцефалия, опухоль гипофиза. Возможна также ятрогенная природа данного пароксизмального состояния. Ряд авторов указывает на более частое его развитие у тех детей, матери которых во время беременности принимали препараты вальпроевой кислоты.

Клинические проявления доброкачественного тонического отведения глаз в сторону отличаются некоторым разнообразием. Дебют заболевания, как правило, возникает в возрасте 4–10 месяцев. В наиболее крупном исследовании данной патологии возраст дебюта варьировал от 1 недели до 26 месяцев жизни (в среднем 5,5 месяца). Частота приступов вариабельна в течение суток от единичных до ежечасных. Характерно учащение и усиление выраженности пароксизмов при инфекционных заболеваниях, сопровождающихся лихорадкой, а также при физическом и психоэмоциональном переутомлении. Как правило, в течение всего периода заболевания модификации вида пароксизмов не происходит. Считается, что продолжительность заболевания и срок достижения ремиссии (спонтанного исчезновения отведения глаз) в среднем могут варьировать от нескольких дней до 5 лет.

При доброкачественных тонических отведениях глаз в сторону и вверх у ряда детей отмечаются эпизоды дополнительного наклона подбородка вниз, однако ряд авторов полагает, что это компенсаторный механизм с целью коррекции неправильной позиции глазных яблок. При существующем стереотипе отведения глаз в определенном направлении противоположное движение обычно не изменено. Тем не менее, у части пациентов во время пароксизма может иметь место однонаправленный нистагм с быстрым компонентом в обратную сторону.

Кроме того, некоторыми исследователями описаны гипометрические саккады и расходящееся косоглазие, которые могут сохраняться в течение некоторого времени (в отдельных случаях — длительно) после прекращения тонических отведений глаз.

Описываемое неэпилептическое пароксизмальное состояние периодически сопровождается моторной неловкостью и атаксией различной степени выраженности, продолжительностью от нескольких часов до нескольких дней. Координаторная дисфункция легкой степени выраженности также может иметь тенденцию к сохранению после разрешения основного заболевания.

По данным различных авторов, около 50 % детей с доброкачественным тоническим отведением глаз в сторону имеют нормальное психическое развитие, приблизительно 40 % — легкий интеллектуальный дефицит, 10 % — нарушения интеллекта от умеренной до выраженной степени. В подавляющем большинстве случаев нормальный психоневрологический статус у пациентов с описываемым вариантом пароксизмов коррелирует со спонтанной ремиссией в течение 2 лет от начала заболевания. Если же имеет место сочетание данного состояния и неврологического и/или когнитивно-мнестического дефицита, то необходимо дополнительное обследование ребенка на предмет симптоматической природы этиологии патологического процесса.

Инструментально-диагностические и лабораторные исследования чаще всего демонстрируют нормальные показатели нейровизуализации, электроэнцефалографии и метаболических параметров крови и ликвора у детей с идиопатическими (генетическими) формами заболевания. Золотой стандарт нейровизуализационного обследования — МРТ головного мозга, как правило, не выявляет патологических изменений.

Дифференциальный диагноз доброкачественных тонических отведений глаз в сторону проводят с эпилептическими пароксизмальными состояниями, в частности с окуломоторными приступами и атипичными абсансами.

Специфическое лечение данного состояния не разработано, попытки терапевтического воздействия чаще всего оказываются неэффективными. По данным наиболее крупного исследования, терапия антиконвульсантами, ацетазоламидом и адренокортикотропным гормоном не оказала влияния на течение заболевания. Тем не менее ряд авторов указывает на достижение положительного эффекта в отношении частоты и выраженности пароксизмов при применении дигидроксифенилаланина (леводопы).

ДЕТСКИЕ НЕВРОЛОГИЧЕСКИЕ СИНДРОМЫ

Ниже перечислены наиболее часто встречающиеся проблемы в состоянии здоровья нервной системы, которые может диагностировать детский невролог.

Синдром повышенной нервно–рефлекторной возбудимости

Он проявляется в повышенном беспокойстве ребенка, нарушении цикла «сон – бодрствование», когда ребенок беспокоен ночью и сонлив днем. Про это раньше бабушки так говорили: «перепутал день с ночью». Может наблюдаться выраженный тремор ручек, ножек, подбородка, могут появиться даже вздрагивания при длительном плаче. При осмотре детский невролог также обратит внимание на оживление у малыша рефлексов в неврологическом статусе.

Синдром общего угнетения

Такой ребенок наоборот «очень спокойный», но чаще из–за вялости и слабости, объем движений общих у него снижен, он мало реагирует на окружающее, много спит, плохо сосет, часто не добирает в весе, плач его слабый, к кормлению часто приходится будить. Такой синдром чаще наблюдается у недоношенных детей, и должен обязательно приниматься во внимание родителями и детским неврологом. Чаще он протекает сложнее, чем предыдущий синдром.

Гипертензионно–гидроцефальный синдром

Обусловлен повышением внутричерепного давления ликвора. Это серьезная неврологическая проблема, ей свойственны определенные жалобы и клинический проявления.

Ребенок становится беспокойным, плохо спит, большой родничок выбухает, напряжен, расширены и становятся заметными в виде сетки подкожные вены головы, может появиться рвота, в том числе фонтаном, увеличивается размер окружности головы, расходятся швы. Если родители заподозрят подобные симптомы у малыша, нужно незамедлительно обращаться к неврологу, и, вероятно, даже к нейрохирургу, что может потребовать проведение оперативного вмешательства.

Гидроцефальный синдром без ликворной гипертензии

Он возникает при сообщающейся (наружной) гидроцефалии, когда давление ликвора в череп не повышается. Он также проявляется увеличением прироста окружности головы больше средневозрастных норм, расхождением швов, увеличением родничков, их выбуханием, появлением симптома Грефе (когда ребенок как бы «таращит глазки»), расширяются подкожные вены и их можно увидеть на лице в области глаз, переносицы, на лбу как сеточку синеватого цвета, когда ребенок плачет — вены набухают и сильнее просвечиваются. Врач детский невролог может зафиксировать у ребенка нистагм, косоглазие, так называемые «пирамидные знаки». Уточнить диагноз помогут дополнительные методы исследования, такие как: исследование глазного дна у окулиста, нейросонограмма, компьютерная томограмма головного мозга, которые сможет назначить детский невролог при необходимости.

Судорожный синдром

Это достаточно серьезная проблема в состоянии здоровья ребенка, которая проявляется приступами непроизвольных движений в мышцах лица, конечностей, замиранием в определенных позах или фиксацией взгляда и отсутствием реакции на окружающее, и т.д., в том числе может происходить потеря сознания, останавливаться дыхание и сердцебиение ребенка. Это жизнеугрожающее состояние, оно требует вызова скорой медицинской помощи, неотложных мероприятий и, как правило, стационарного лечения. Даже если приступы короткие и ребенок после них очень быстро приходит в обычный свой ритм жизни – эти состояния не являются нормой, они требуют выявления причины, а иногда и длительного лечения. Нужно понимать, что приступы судорог, даже кратковременные, разрушают нейроны( клетки головного мозга), которые должны обеспечивать малышу рост и развитие. Любые подозрения на приступы или сами приступы нужно фиксировать, если возможно – снимать на видео и показывать врачу детскому неврологу.

Читайте также  Художественная гимнастика в балашихе для детей

В возрасте, начиная с 4–х месяцев, у детей могут детским неврологом выявляться следующие синдромы, так называемого, восстановительного периода.

Цереброастенический синдром

Если на фоне нормального физического и нервно – психического развития ребенок становится эмоционально беспокоен, его настроение меняется часто и немотивированно, может появиться двигательное беспокойство, трудности при засыпании, вздрагивания при засыпании, периодически тремор ручек, ножек, сон становится поверхностным, уменьшается его продолжительность — это проявления данного синдрома. Он может возникнуть у ребенка и после перенесенного серьезного острого заболевания или травмы.

Синдром вегето–висцеральных нарушений

Не секрет, что все функции организма человека контролируются работой центральной нервной системы. За работу внутренних органов отвечает вегетативная нервная система, путем так называемых вегетативно – висцеральных реакций. У детей при рождении она сформирована, но еще не созрела, поэтому часть реакций вегетативного контроля нарушается.

Это проявляется расстройствами терморегуляции (неустойчивой температурой тела), появлением дисфункции работы желудочно–кишечного тракта в виде срыгиваний, урчания в животе, учащением или, наоборот, урежением частоты отхождения стула, плохим отхождением газов, может отмечаться изменение цвета кожных покровов с появлением цианоза, вегетативных сосудистых пятен, может отмечаться лабильность сердечно – сосудистой и дыхательной системы (родители могут зафиксировать нарушение ритма сердца, или ритма дыхания с эпизодами нарушения дыхания в виде его остановки кратковременной, что особенно бывает выражено во время сна). Вы, как родители, обязательно должны поставить в известность педиатра и детского невролога обо всех подобных жалобах, даже если вам это только кажется.

Ведь лучше вашего ребенка кроме вас никто не знает, а разбираться в них придется специалистам. Подобные жалобы могут с одной стороны свидетельствовать о незрелости вегетативной нервной системы, которая «созреет» с возрастом, а с другой стороны, с таких жалоб могут начинаться заболевания разных органов, которые серьезно нарушат состояние здоровья малыша и только врач может провести эту дифференцировку.

Синдром двигательных нарушений

Он характеризуется нарушением мышечного тонуса, мышечной силы и, как следствие, задержкой этапов психомоторного и речевого развития.

За формирование движений в организме отвечают: пирамидная система, экстрапирамидная система, мозжечок, подкорковые структуры и определенный участок коры головного мозга, как высший координатор. Мышечный тонус ребенка может нарушаться как в сторону его повышения, так и понижения или формирования мышечной дистонии. Также, параллельно с мышечным тонусом, могут изменяться и рефлексы в сторону их повышения или снижения, но при этом обязательно снижается мышечная сила.

Измененный мышечный тонус, сниженная мышечная сила и измененные рефлексы у ребенка нарушают естественный ход нервно – психического и моторного развития, поэтому он начинает отставать от сверстников.

Помня, что состояние мышечного тонуса, мышечную силу и рефлексы (их очень много) оценить может именно детский невролог. Только после этого, а также после проведения необходимого комплекса обследования, он сможет правильно поставить диагноз и назначить вашему малышу комплексное лечение.

Нарушения мышечного тонуса и изменения сухожильных рефлексов могут быть незначительными и при правильно составленной индивидуальной программе реабилитации восстановиться , даже если при этом потребуется не один курс восстановительного лечения. Главное — это то, что ребенок продолжит развиваться. Но существуют и более серьезные нарушения мышечного тонуса и сухожильных рефлексов, которые всегда являются следствием глубокого повреждения головного мозга и являются маркерами такого серьезного заболевания, как детский церебральный паралич.

Обычно, диагноз детского церебрального паралича выставляется детским неврологом в 1 год, а до это, он идет под маской того же самого диагноза, как синдром двигательных нарушений, но невролог может добавить фразу, что ребенок угрожаемый по детскому церебральному параличу.

Записаться на консультацию и узнать подробнее Вы можете у администратора по телефону 8 (495) 356-30-03.

Нервная система ребенка 2 месяца

Известно, что перинатальное гипоксическо-ишемическое поражение центральной нервной системы чаще встречается у детей, рожденных с синдромом задержки внутриутробного развития (СЗВР). Лечение новорожденных детей этой группы является одним из наиболее важных направлений современный неонатологии [1, 2, 4].

В последние годы во многих направлениях медицины, и в частности, в неонатологии , широко применяются препараты, положительно влияющие на оптимизацию метаболизма тканей мозга, функциональную активизацию поврежденных структур, предотвращающие церебральные повреждения и особенно усиливающие систему антиоксидантной защиты клеток.

Учитывая это, при гипоксическо-ишемических поражениях центральной нервной системы у новорожденных детей с задержкой внутриутробного развития с целью коррекции патологических изменений, выявленных в лабороторных показателях, отражающих повреждение нервных клеток был использован препарат мексидол.

Мексидол-3-оксипиридина является синтетическим антиоксидантом, состоит из янтарной кислоты, соли эмоксипина и из сукцината. За счет янтарной кислоты, входящей в состав препарата, он активно действует на систему пероксидации липидов, усиливает антиоксидантные системы (супероксиддисмутаза, каталаза и др.) и в результате нейтрализует свободные радикалы [5, 6, 8, 11].

Наряду с антиоксидантными воздействиями препарат обладает еще и антигипоксантными свойствами, а это в свою очередь, обусловлено непосредственным воздействием сукцината на эндогенную дыхательную цепь и на сукцинатооксидазные кольца цикла Кребса. Последняя составляюшая препарата — эмоксипин, вместе с антиоксидантным воздействием, транспортируя суксинат через клеточные мембраны, оказывает антигипоксантный эффект. Воздействуя на дыхательную цепь, мексидол улучшает энергетический обмен нервных клеток в целом [5, 8, 11].

Вместе с перечисленными свойствами мексидол является еще и мембраностабилизатором. Данный препарат, восстанавливая ультраструктуру мембраны нервных клеток, одновременно позитивно воздействует и на физиологические функции клеток. Активизируя ионные каналы и мембранные ферменты и, моделируя связь клеток с бензодиазепиновыми, ацетилхолиновыми и ГОМК-эргическими рецепторами, мексидол обеспечивает транспорт нейромедиаторов, передачу синаптических импульсов, улучшая тем самым пластические свойства нервных клеток [7, 11].

Таким образом, мексидол являясь универсальным препаром обладающим широким спектром фармакологических эффектов может широко использоватся в неонатологической практике.

Материалы и методы исследования

В соответствии с характером данной работы для исследования были отобраны 72 младенца (37 доношенных и 35 недоношенных), родившихся у матерей с отягощенным течением беременности, с задержкой внутриутробного развития и гипоксико-ишемическим поражением центральной нервной системы. В соответствии с тактикой лечения новорожденные были разбиты на две группы. В первую группу включены 42 (58,4 %) новорожденных (22 доношенных и 20 недоношенных младенцев), которые наряду со стандартным курсом лечения получали мексидол. Вторую группу составили 30 (41,6 %) новорожденных (15 родивщихся в срок и 15 недоношенных), охваченных только лишь стандартным методом лечения. Контрольная группа (здоровые младенцы) состояла из 20 (60,6 %) детей, родившихся в срок и 13 (39,4 %) преждевременно рожденных детей.

При проведении данных исследований в качестве ингибиторов апоптоза были использованы маркеры BDNF и VEGF.

BDNF (Brain Derived Neurotrophic Factor) один из видов нейротрофинов, который является регуляторным белком нервной клетки [3,9]. А васкулоэндотелиальный фактор роста (VEGF- Vascular Endothelial Growth Factor) выполняет функцию индуктора ангиогенеза [10]. Оба маркера, являясь фактороми роста, одновременно ингибируют процесс физиологического уничтожения клеток .

Эти маркеры были проверены дважды — первый раз в начале назначения препарата и второй раз- после завершения всего курса лечения .

Препарат вводился в вену в течении 7-10 дней с расчета 0,1-0,2 мл/кг в сутки на растворе 10 %-й глюкозы. Мексидол был назначен в родильном доме наряду с базисной терапией.

Данный препарат производится фирмой «Farma-Soft» и при лечении детей побочных явлений со стороны различных органов и систем не наблюдается.

Eсли полученные конечные данные попадали в рамку р < 0,05, то результат считался достоверным.

Полученные результаты и их обсуждение

После назначения препарата мексидол значительный положительный сдвиг был выявлен не только в клинических и инструментальных, но и в лабораторных показателях (таблица). Нужно отметить, что, у новорожденных детей, находящихся на стандартном лечении концентрация нейротрофического фактора в крови взятой из вены пуповины составляла 4,72 ± 0,29 нг/мл, а в конце раннего неонатального периода в составе венозной крови концентрация его составила 3,60 ± 0,22 нг/мл . Как видно из полученных результатов уровень BDNF уменьшился на 23,7 %. У новорожденных, получающих наряду с традиционным лечением мексидол, снижение концентрации данного показателя составило 14,3 % (в 1,6 раз меньше).Менее выраженное снижении BDNF связано с его непосредственным ингибирующим воздействием на апоптозный процесс. Препарат мексидол, восстанавливая целостность мембран нервных клеток, одновременно предотврашает возможный апоптозный процесс в нейронах, что и обьясняет более высокие концентрации BDNF у новорожденных, получающих данный препарат.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: